Фамусов герой комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”

Фамилию Павла Афанасьевича Фамусова производят от лат. fama – молва, слух, общественное мнение. В фамусовском доме происходит действие комедии, и сам этот дом приобретает в сюжете важное значение. События начинаются рано, когда “день чуть брежжится”, и заканчиваются, когда “последняя лампа гаснет”. С того самого момента, как бой некстати заведенных часов нарушает сонное спокойствие утра, Фамусов вовлекается автором в череду комических розыгрышей, постепенно приобретающих характер драматический.

Рисунок образа Фамусова двойной.

Развитие действия все время ставит его в комически нелепое положение: он никак не может проследить интриги молодежи. В первом акте его морочит дочь Софья своими рожденными в бедности возлюбленными, во втором страшно пугает Чацкий речами “карбонария”, в третьем сам он ждет “разбоя и пожара”; поэтому со всей энергией, на которую способен, пытается спасти дочь и общество от “безумного вольтерьянца” Чацкого.

Наконец, в финале, обнаружив дочь в сенях ночью, решает, что теперь уж разгадал все тайны и всему виной легкомысленность Софьи. Ф. так и не удается поймать нить интриги, но его место в сюжете этим, конечно,

не определяется.

Фамусов теоретик и апологет “московского” образа жизни, воплощение той Москвы, которую с тех пор зовут фамусовской. Убеждения Фамусова непоколебимы, ибо проверены поколениями. Он недоступен для чужих доводов и мыслей, не случайно Грибоедов вводит мотив “глухоты”, случающейся с Фамусовім каждый раз в беседах с Чацким (“Не слушаю! под суд! под суд!”). Линия взаимоотношений Чацкий – Ф. дополнена линией Фамусов – Скалозуб: заинтересованность в последнем как возможном женихе Софьи проясняет понятия Ф. о сфере семейной жизни так же определенно, как и о сфере служебной. Чацкий их определяет как “страсть к мундиру”.

Юношу, “врага исканий”, не требующего “ни мест, ни повышенья в чине”, занимающегося наукой, Фамусов не может признать, “ввести в свое семейство”, потому что он воспринимает его как лицо антигосударственное, лично ему опасное. Для Ф. частное, “странное” – признак “разврата”, требующий искоренения. Человека нужно посадить в клетку государственных мнений и оценок, лишить его возможности по-своему относиться к происходящему. Желание черпать суждения из “забытых газет времен Очакова и покоренья Крыма” несовместимо с работой ума, “алчущего познаний”, с увлечением “искусствами творческими”.

Следует отметить, что особенно страшным для Ф. является свойство Чацкого размышлять, не глядя “на старших”, его привычка “свое суждение иметь” и выражать его свободно: “Что говорит! и говорит как пишет!” Умение мыслить воспитывается книгами, поэтому в момент кульминации Ф. выражает заветное: “уж коли зло пресечь, собрать все книги бы да сжечь”. Все, что несет в себе Чацкий, для Ф. – “чума”, смертельная заразная болезнь, “безумие” целого поколения, от которого надо оградить и семью, и государство. Думая, что Софья объединилась с Чацким в желании обмануть его, Ф. объявляет: “…оглашу во весь народ. В Сенат подам, министрам, государю”.

Определенность внутреннего “портрета”, яркая живописность облика, типичность бытовых привычек – все это сделало образ Фамусова особо привлекательным для актеров.






Образ маріо.
Фамусов герой комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”