Герой комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”

Характер действий героя, его высказывания и взаимоотношения с другими лицами комедии дают обширный материал для раскрытия темы, заявленной в названии. Александр Андреевич Чадский – один из первых романтических героев русской драматургии, и как романтический герой он, с одной стороны, категорически не приемлет косную среду, знакомую ему с детства, те идеи, которые рождает и пропагандирует эта среда; с другой – глубоко и эмоционально “проживает” обстоятельства, связанные с его любовью к Софье.

Отношения Чадского со средой могли быть подсказаны Грибоедову комедией “Мизантроп” Мольера и ее героем Альцестам, но лирическая стихия выявлена в образе столь “избыточно”, что эта особенность позволяет нарушить привычные для литературоведческих схем подходы и отделить этого персонажа от классицистической традиции. Само сюжетное развитие доказывает, что Ч. – романтический герой: тема странствий открывает его появление в доме Фамусова, где ждет его “загадка” любви Софьи, разгадать которую он сможет только в финале пьесы, когда случайные обстоятельства

позволят ему увидеть и понять суть происходящего.

Активность Чадского касается преимущественно сферы “идей” и почти не распространяется на конкретное движение фабулы. Гораздо более активны в достижении желаемых для них результатов Софья и Молчалин – антагонисты Ч. Обаяние героя Грибоедова складывается из тех новых личностных свойств, которые открывают для литературы романтики: сила характера героя определяется не его властью над обстоятельствами, а внутренней жизнью, которой свойственна “странность”, несхожесть с общепринятой нормой. С появлением Чадского в замкнутую атмосферу московского особняка Фамусовых врывается сквозняк, сопровождавший героя в долгом пути в почтовой карете. Грибоедовская Москва окружена широкими заснеженными просторами: оттуда явился Чадский Мотив стремительного пути развивается уже в первых словах Ч., произносимых на сцене:

Я сорок пять часов, глаз мигом не прищуря,

Верст больше семисот пронесся.

Ветер, буря;

И растерялся весь…”

Образ Чадского символизирует огромные пространства, из которых он появился. Иное основание московской жизни – “день за день, нынче, как вчера”. Последовательно отмечаемые в календаре Фамусова вторники, четверги, субботы и связанные с ними обязанности сменяют друг друга в торжественном ритме этапов, положенных каждому живущему по “московскому” стилю.

Чадский резко отличается от окружающих персонажей. Об этом можно судить по тому, как он ведет себя в наиболее конфликтных ситуациях. В своих реакциях на события Ч. немного запаздывает, он словно не успевает за развитием внешнего действия. Это происходит потому, что герой одержим любовью к Софье и вообще отделен от происходящего рядом с ним. Роковое непонимание смысла событий, которые так тесно соприкасаются именно с его жизнью, неловкость многочисленных попыток связаться с “фамусовским” миром через Софью, ее враждебное нежелание понять его рождают нервное “безумие”, “нетрезвость речи” (Гончаров), которая столь заметна в последних сценах пьесы. Герой Грибоедова проходит мучительный путь от неведения к трагическому узнаванию истины. Житейскую философию Софьи Ч. вдруг понял до тонкостей, до мелочей: “Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом…”

В финальной сцене пьесы Ч. “выбирает себя”, он исключает для себя всякую возможность сыграть другие роли, кроме своей собственной. Никакого компромисса не происходит. Отсюда и решение: “бегу, не оглянусь, пойду искать по свету…”. Герой Грибоедова уезжает, унося с собой репутацию безумного, продолжая свой путь, прерванный в начале сюжета.

Сценическая судьба “Горя от ума” сложилась так, что в печать, а затем и на сцену пьеса попала в искаженном виде. Поэтому современникам трудно было понять авторский замысел образа Ч. Они его отнесли к амплуа резонера, что никак не отвечает сложности сценического характера, созданного Грибоедовым. Первые исполнители роли Ч. (в Петербурге и в Москве), крупные, незаурядные актеры – И. И. Сосницкий, сыгравший Ч. с сценах из “Горя от ума”, В. А. Каратыгин, П. С. Мочалов, исполнявшие уже всю пьесу, – были поставлены в невыгодные условия. Удавались части, но не складывалось целое. Полный текст пьесы был разрешен цензурой в 1863 году. В условиях другой эпохи, иного художественного стиля образ Ч. был скорректирован социально и психологически, стал ближе к образам Островского. Великие актеры середины девятнадцатого века И. В. Самарин, С. В. Шумский, А. П. Ленский исполняли Ч. более глубоко, художественно цельно, остро драматично. Но целая россыпь романтических красок и оттенков, данная автором образу Ч., исчезла.

В дальнейшем “Горе от ума”, оставаясь репертуарной пьесой, обрастает трафаретами сценического исполнения. В 1928 году необычный спектакль В. Э. Мейерхольда “Горе уму” заново открыл обширный круг проблем, связанных с поэтикой комедии Грибоедова и представил новую концепцию героя. Э. П. Гарин в роли Ч. соединял в себе лирическое и характерное. Смотревшие спектакль сравнивали его то с самим Грибоедовым, то с Александром Одоевским, то с Чаадаевым, то с молодыми мечтательными героями новелл Гофмана.

В спектакле Г. А. Товстоногова “Горе от ума” (1962) роль Ч. исполнял С. Ю. Юрский. Основная эмоция образа – искренняя, заполняющая всего героя, вновь вспыхнувшая в момент встречи любовь к Софье; основное свойство характера – свободное дыхание, полная внутренняя непосредственность в ощущении жизни, не смягченная никакими дополнительными соображениями житейского расчета. Ч. в спектакле Товстоногова окружали не карикатурные монстры, а умные и сильные антагонисты. Борьба с ними отнимала все силы героя, становилась опасной для жизни. “Безумие” Москвы обретало в трактовке режиссера фантасмагорический характер.

Лирика и ирония, патетика и сарказм своеобразно соединены Грибоедовым в один поэтический стиль “комедии в стихах”, которая требует соответствующей сценической формы, более сложной и изощренной, чем жанр социально-бытовой комедии. Ч. как образ – часть этого стиля, преломление известной мысли Грибоедова, что пьеса подобна “превосходному стихотворению”.






Не роби того чого не бажаєш собі.
Герой комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”