Жанровое своеобразие басен Крылова

Басни, написанные Крыловым, различаются по своему характеру и виду. Некоторые представляют собой сатирический памфлет (“Рыбья пляска”, “Пестрые овцы”, “Щука”), многие – рассказы в стихах (“Три Мужика”, “Мот и Ласточка”), есть басни – бытовые сцены (“Два Мужика”, “Купец”), есть и басни-аллегории (“Лев, Серна и Лиса”, “Дикие Козы”) и т. д.

Поразительно широк тематический охват басен Крылова – вся Россия, от мужика до царя, представлена в них. Острие сатиры направлено против дворян-тунеядцев,

вельмож, бюрократов и взяточников, чиновников и судей. Крылову очевидно, что безнаказанность мошенников – следствие негодности системы управления государством. Больше того, басни “Рыбья пляска” и “Пестрые овцы” возлагают ответственность за безобразия в стране на царя зверей – льва, в образе которого выведен император Александр I. В баснях своих Крылов выступает от лица народа. Он знает, что в крепостнической России люди страдают от волчьего закона: “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать”. Крылов пишет о радости плодотворного труда на благо общества, славит скромных тружеников, тех, кто:

За все

труды, за весь потерянный покой, Ни славою, ни почестьми не льстится, И мыслью оживлен одной: Что к пользе общей он трудится. (“Орел и Пчела”)

В басне “Листы и Корни”, как явствует из ее названия, Крылов противопоставляет два понятия – верх и низ, свет и тьму, пишет о тех, кто работает и кто пользуется чужими трудами – о барах и мужиках, о крестьянстве и дворянстве. Сложных сюжетов он не любил и предпочитал простые и ясные позиции. Так и начинается басня:

В прекрасный летний день, Бросая по долине тень, Листы на дереве с зефирами шептали…

Зефир в древнегреческой мифологии – легкий западный ветер, несущий прохладу в жаркий день, и с ним тихо переговаривались Листы. Они

Хвалились густотой, зеленостью своей И вот как о себе зефирам толковали…

Роль, которую играют зеленые листья в круговороте природы, была еще неизвестна, и Крылов не мог упоминанием о ней усилить достоинства листьев, а потому и отметил только два внешних признака – густоту и зеленость. Этого было довольно, чтобы Листы могли загордиться и говорить о себе:

“Не правда ли, что мы краса долины всей? Что нами дерево так пышно и кудряво, Раскидисто и величаво? Чтоб было в нем без нас? Ну, право, Хвалить себя мы можем без греха!”

И далее Листы с увлечением болтают о том, что им удается укрывать от зноя пастуха и странника, своей красивостью привлекать пастушек, что раннею и позднею зарей среди листвы насвистывает соловей, и, наконец, сами зефиры почти не расстаются с Листами.

Это беспечное хвастовство не прошло незамеченным: “Примолвить можно бы спасибо тут и нам”,- Им голос отвечал из-под земли смиренно. Голос принадлежал Корням дерева, но даже “смиренно” сделанное ими замечание Листам представляется дерзостью, бунтом. Заметим, что в начальной редакции на месте этих резких строк была длинная фраза с вопросительной интонацией: “Кто смеет с нами так считаться дерзновенно?”

Сравнительно вежливую форму Крылов заменил сердитым окриком, снял слово “дерзновенно”, в котором есть оттенок смелости поступка, благородности порыва, и поставил “дерзко”, то есть неуважительно, нахально, что больше подходило настроению Листов.

“Мы те,- Им снизу отвечали,- Которые, здесь роясь в темноте, Питаем вас. Ужель не узнаете? Мы корни дерева, на коем вы цветете”. Работая над басней, Крылов изменил редакцию этих строк. Вначале было: “Тех голоса им отвечали”.

“Тех”- значит, Корней – было не очень ловко сказано. Он усилил ответ Корней, указал, что речь идет снизу, из-под земли, чем постыдил их. Корни выражают удивление, что Листы не узнают кормильцев, вовсе не просят каких-то новых прав, они только рекомендуют Листам не слишком заноситься. А если сказать о Крылове, то существовавший порядок вещей, монархическое правление, привилегии дворянства он полагал незыблемым основанием государства. И в этой басне он отмечает несомненные достоинства Листов – покрытое листвой дерево дает тень, под ветвями приятно танцевать, слушать пение соловья. Однако нельзя забывать о тех, кто неустанно трудится, сочувствовать им и по возможности облегчать их положение.

Басни Крылова утверждают демократическую мораль. Как определил Гоголь, “его притчи – достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа”.






Твір роздум для чого людині серце.
Жанровое своеобразие басен Крылова