Жанровое и тематическое своеобразие сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина

Венцом сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина по праву считается ” История одного города “, которую он начал писать в 1868 году, а закончил в 1870 году. В центре внимания писателя – город Глупов, а также глуповцы, населяющие этот город.

Жанр “Истории одного города” определить довольно трудно: автор написал его в форме летописи, но изображенные здесь события кажутся абсолютно нереальными, образы – фантастичными, а происходящее походит на какой-то кошмарный бредовый сон.

Образы произведения глубоко символичны: город Щедрина – это не просто воплощение людской пустоты и праздности, но воплощение всей царской России, всего ее общественного и политического уклада. Щедрин дает здесь сатирическое изображение всей системы российского самодержавия, соединяя и переплетая прошлое с настоящим. Его градоначальники представляют собой обобщенные карикатуры, в которых можно узнать российских царей и вельмож не только прошлого времени, но и современных Щедрину.

Главный герой “Истории одного города” – народ, обобщенный образ которого раскрывается из главы в главу все шире. Это происходит по мере того, как в ход повествования входят все новые и новые градоначальники. Но и сами носители верховной власти города Глупова играют очень важную роль в произведении. Они – олицетворение всех пороков, носители “смертных грехов”.

Шествие

глуповских градоначальников открывает Дементий Варламович Брудастый. Этот образ вбирает в себя черты правительственного деспотизма, тупости и ограниченности. В голове у Брудастого механизм, производящий только одно слово: “не потерплю!”. Такова кратчайшая формула самодержавной системы.

Глуповцы – истинные “поклонники” власти, встречают Брудастого с восторгом, они грезят о процветании города. Но ожидания их не оправдались, так как жить им стало намного хуже: “времена настали темные и страшные”. Однако, иронично замечает Щедрин, глуповцы “не увлекались ни модными в то время революционными идеями, ни соблазнами, представляемыми анархией, но оставались верными начальстволюбию”.

Образ головы, никак не связанный с телом, возникает и при описании еще одного градоначальника, которого Щедрин именует Прыщом. Только он имел “фаршированную голову”, однажды съеденную чиновником. На том и закончилась бесславная деятельность Прыща.

Заканчивается широкое шествие градоначальников описанием деятельности Угрюм-Бурчеева, представляющей собой сатиру на организацию так называемых “военных поселений”, предпринятую Аракчеевым по требованию Александра I. Описание это не столько сатирично, сколько гротескно. Угрюм-Бурчеев действует по принципу: “что хочу, то и ворочу”: “Он еще не сделал ни каких распоряжений, а все уже понимали, что пришел конец”.

Этот градоначальник превратил город в казарму, бросил вызов самой природе: решил остановить реку. Но река не поддалась. Такое противостояние раскрывает самую суть произведения: река – это аллегорический образ прогрессивной России. Это страна, идущая вперед, оставляющая в стороне “мусор” и “хлам”, которыми Угрюм-Бурчеев хотел перекрыть ее ток, остановить ее течение.

Но, кроме того, река символизирует народ “как воплотителя идеи демократизма”. Именно такой народ Щедрин хотел видеть в России – людей, способных мыслить и понимать смысл своего существования. Вокруг себя же он видел только “народ исторический”, то есть реальный, не идеализированный. По мнению Щедрина, это “люди, как и все другие, с тою только оговоркою, что природные их свойства обросли массой наносных атомов…”

Эти “атомы” – пассивность, невежество, начальстволюбие, забитость, легковерие, способность к вспышкам слепой ярости и жестокости – изображены сатириком в крайне гиперболизированном виде.

Щедрин пишет, что глуповец – это “человек, которому с изумительным постоянством долбят голову и который, разумеется, не может прийти к другому результату, кроме ошеломления”. И только правление Угрюм-Бурчеева привело к тому, что и “рядовые” глупости при всей своей забитости ощутили, что “далее дышать в этом воздухе невозможно”.

Таким образом, Салтыков-Щедрин поднимает в своем произведении важные проблемы, актуальные во все времена: отношения народа и власти, сущности русского характера, природе и причинах государственной власти, вопросы человеческой психологии и так далее. Кроме того, в “Истории одного города” он выражает свой общественный, гражданский идеал, который выражен “от противного”, путем высмеивания пороков русского общества и русской власти.

Основным художественным приемом в творчестве Салтыкова-Щедрина является “эзопов язык” – аллегорический, иносказательный язык, требующий расшифровки из-за множества намеков и умолчаний. Что такое – город Глупов? Это условное, символическое изображение всей России. В “Истории одного города” есть и более конкретные соответствия: Негодяев – Павел I, Беневоленский – Сперанский, Угрюм-Бурчеев – Аракчеев. В образе Грустилова, возвысившего дань с откупа до пяти тысяч в год и умершего от меланхолии в 1825 году, дан сатирический портрет Александра I.

“Сказки” писателя также основаны на эзоповом языке. Например, “Премудрый пескарь”, повествующая о дрожащей от страха за свою жизнь рыбке, разумеется, выходит за рамки “жизни животных”: пескарь – это символическое воплощение трусливого, эгоистичного обывателя, равнодушного ко всему, кроме себя.



Твір по оповіданню федько халамидник.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Жанровое и тематическое своеобразие сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина