Изложение биографии о ранних годах Крылова


Мы перебрали все школы, которые были в Твери во времена Крылова. Все, кроме частных. Иногда учеников в таких школах было мало, и мы сегодня назвали бы их учебными группами. У ряда лиц, сохранивших основные биографические сведения о тверском периоде жизни Крылова, находим сходные указания на то, что почти сразу по приезде в Тверь Крылов стал учиться у “губернаторского француза”.

Следовательно, может иметься в виду частная школа как раз такого типа. То, что она была в доме губернатора, обязанного заботиться о просвещении дворянского юношества, в принципе вполне естественно. Однако встречается и другое утверждение: Крылов получил образование не в домашней шкоде губернаторского француза, а в доме тверских помещиков Львовых. Известно, что отец Крылова был знаком по, службе с одним из чиновных представителей этой семьи. Тверские Львовы были в родстве с Н. А. Львовым, столичным писателем, известным своей близостью к крупнейшим литераторам второй половины XVIII века Г. Р. Державину, И. И. Хемницеру и В. В. Капнисту. Тверские Львовы считали себя принадлежащими к просвещенному дворянству. Непосредственное же основание для утверждений об ученье Крылова в их доме дает замечание одного из биографов писателя: “В родительском доме наш Крылов учился грамоте, а первым началам некоторых наук и языков в приязненном семействе Львова, вместе с его детьми”,

Однако

сведения Лобанова, человека видного в дворянском обществе, незначительного писателя начала XIX века, об ученье Крылова сбивчивы и неточны. Через несколько строк он вспоминает совсем другое, заявляя, что “во французском языке первые уроки получил он от гувернера, француза, жившего у тверского губернатора; потом продолжал учиться дома, сам собою, под надзором своей матери”.

Но свидетельство Лобанова подкрепляется другим, идущим от одного из членов львовского семейства, Е. Н. Львовой: “Иван Андреевич Крылов жил долго в доме у Николая Александровича Львова, где он был принят 12-ти летним мальчиком по бедности; отец его был бедный тверской дворянин и, не имея возможности воспитывать сына своего Ванюшу дома, отдал его Петру Петровичу Львову, который с умным мальчиком занимался, учил чему мог, а между тем, как Ванюша вырос и сделался расторопным молодым человеком, всегда был чисто и пристойно одет и как в доме Петра Петровича людей было мало, то часто, как гости бывало приедут, то кто-нибудь из хозяев и скажет: “Ванюша, подай в гостиную поднос с чаем”, и Крылов ловко исполнял желание хозяев и получал благодарность от доброго и умного Петра Петровича. Потом Крылов отправлен был в Петербург и уже там известен, стал всей России своими прелестными баснями. Часто посещал он и наш дом, хотя решительно никогда не упоминал о доме Петра Петровича; может быть, очень самолюбие его страдало, вспоминая, что он служил там иногда как лакей, и не мудрено, что он никогда об этом и не говорил, но всегда был в доме Львова самый близкий человек; почти всегда у пас читал он свои новые басни и любил часто у нас обедать, потому что простой наш стол и не церемонный прием всегда ему нравились”

Сообщение Львовой противоречит, всему, что мы знаем от других биографов Крылова. – По сведениям И. А. Лавровского, затем подтвержденным Гротом, в Твери жил не Петр Петрович Львов, а Николай Петрович, дядя известного Николая Александровича Львова, писателя, члена державинского кружка. Е. Н. Львова писала, что Крылов “долго жил в доме у Николая Александровича Львова”, потом отец “отдал” его Петру Петровичу Львову…

Создается представление, что Крылов несколько лет жил у Львовых. Однако это расходится с биографическими сведениями о детстве Крылова. Ко всему прочему, Е. П. Львова не знала Крылова и Твери, она родилась ” 1788 году, так что все ее воспоминания о юноше и мальчике Крылове – рассказ с каких-то чужих слов. Придавать ему решающее значение, конечно, нельзя, как нельзя это делать и в отношении замечаний Лобанова. Итак, считать, что Крылов учился именно в доме Львовых, не следует. Возможно, что несколько раз он бывал у них в детстве, возможно, что несколько раз и присутствовал на уроках, даваемых их детям, может быть, Петр Петрович Львов или кто иной и поговорил разок-другой с мальчиком Крыловым, пожалуй, большего извлечь из сведений как Лобанова, так и Львовой нельзя.

При всем том ясно, что Крылов в доме Львовых в Твери бывал. Значение таких знакомств отец Крылова, Андрей Прохорович, понимал прекрасно. Сам он охотно прибегал к покровительству видных дворян и, несомненно, мог позаботиться, чтобы его сын приобрел полезные связи в “высшем обществе”.

А как относился сам сын к стараниям отца? С одной стороны, в доме Львовых Крылов мог нарваться на обиду и неприятность, но, с другой, именно здесь можно было встретить образованных людей, к общению с которыми Крылов не мог не стремиться. В воспоминании о Крылове тверского старожила, к которому мы уже обращались, говорилось, что Крылов бывал среди простого народа для изучения языка, в литературных, так сказать, целях. Едва ли это так. Народный язык Крылов знал с детских лет, потому “Что он сам был из “простого народа”. А вот быт дворянской среды ему приходилось изучать, и впоследствии он не избежал упрека, что знал его недостаточно.

Итак, в этой главе мы познакомились с некоторыми сведениями о ранних годах жизни И. А. Крылова, узнали, кем были его родители, как и где он учился.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Невмирущість духовної краси.
Изложение биографии о ранних годах Крылова