Роман “Всадники” – это вершина творчества Ю. Яновского


Герои восьми романтических новелл, которые составляют роман, – самоотверженные борцы за новую жизнь. Столкновение старого и нового, и вдобавок в одной семье, приводит к трагедии, которая ломает судьбу всей семьи. Автор называет новеллу, в которой рассказывается об этой трагедии, – “Двойной круг”. Начинается новелла так: “Свирепствовали сабли, и кони бегали без всадников, и Половцы не узнавали друг друга…”.

Это очень страшно, ведь все они – выходцы из знаменитого рода, который не раз смотрел смерти в глаза. Возникает перед нами Андрей, командир отряда добровольческой армии генерала Антона Деникина, и Аверкий, который вел “груду конного казачества” Симона Петлюры, и махновцы Афанасий и Саша, и, в конце концов, Иван – командир конного отряда интернационального полка, красноармеец. Столкнулись братья вместе со своими отрядами “в степи под Компаниевкой”, столкнулись – и началась кровавая борьба между классами, но в одном “роду”, в одной семье. Вот как встречает своего брата Андрея петлюровец Аверкий: ” Тю-Тю, то это брат?!” Пренебрежение и, насмешка слышаться в его словах. Но, ощутив за плечами смерть, Андрей, белогвардейский офицер, верноподданный служака, сверхсрочный воин за “веру, царя и отечество, герой Саракамыша и Эрзерума”, напоминает Аверкию слова отца – Мусия Половца: “…тому роду

не будет перевода, в котором братья живут в согласии”. И насмехается над этими словами петлюровец, не понимает их: “Род – это основа, а прежде всего – государство, а когда ты государства не понимаешь, то род пусть плачет, тогда брат брата зарубит…”. И это не только слова, так как перешли они в дело, хотя и проклинал Андрей “именем брата и согласием рода” своего родного брата, а теперь заклятого врага. Даже природа вздрагивает от того, что делают родные братья. Аверкий – “черношлычник” – несет с собой смерть, хотя, кажется, не должен этого делать, так как “по просветам в Одессе на театре играл и учительскую семинарию прошел”.

Неужели этот просвещенный, культурный человек может убить собственного брата? Оказывается, может, если брат будет мешать осуществлению его замыслов. Но и Аверкий не избежал своей судьбы, которая, “будто фуры демонов”, прилетела в лице Афанасия, рассекла ему голову. Афанасий, махновец, оказался на месте боя, имея черный флаг. Ждал он, пока Андрей и Аверкий “кончат биться”, а они и кончили – один мертвый, а второй хлипкий, – а тогда напал, напал, как черный ворон на свою добычу. А он и есть черный ворон, так как бьется под черным флагом, а в прошлом был контрабандистом. Не достигают его черной души проклятия Аверкия, не доходят слова отца: “Тому роду не будет перевода, в котором братья живут в согласии”. Отвечает на это задумчивый Афанасий: “…род наш рыболовецкий, на море бывалый, род в государство врастает, в закон и ограничения, а мы анархию несем на плечах, зачем нам род, когда не надо государства, не надо семьи, а свободное сожительство?” Странным кажется, что братья, которые вышли из одной семьи, не нуждаются в ней, не имеют потребности друг в друге. Рядом с Афанасием находится и 14-летний Саша. Он еще романтик, и его привлекла романтическая анархия, которая на все дает разрешение. Но не всегда верным кажется этому юноше избранный им путь. Когда он видит раненого Аверкия, просыпаются забытые чувства, вспоминается старый дом, поэтому и говорит Саша голосом старой Половчихи, подойдя к брату: “Аверкий, горе мое”. Гибнет род Половцев, происходит страшная трагедия, которая болью отзовется в сердцах родителей; убивают родные братья друг друга, не понимая, что только в семье можно выжить, что только семья дает силы, дает любовь.

Наступает со временем и очередь Ивана Половца, командира красного конного отряда интернационального полка. Стоял теперь Афанасий перед Иваном, стоял “весь заболоченный, расхлябанный, без шапки, длинные волосы спадали на шею, высокий и упитанный стоял он перед худощавым Иваном”. Лишь перед смертью, которая уже заглядывала в глаза, вспомнил махновец, уже, наверное, бывший, последние слова Аверкияі: “…а тому роду не будет перевода, в котором братья живут в согласии”. Но не нужны сейчас эти слова Ивану, ничего для него они не значат, так как классовая борьба затмила все человеческие чувства, сделала человека глухим к горю других. А что может быть страшнее, чем человеческое равнодушие, особенно к своим братьям: “Вот и видишь сам, что род распадается, а класс стоит, и весь мир за нас…”? Неужели эти люди, эти родные братья, могут быть такими безжалостными, черствыми? Могут, так как говорит Герт, – “одного рода, и не одного… класса”. И это звучит как итог, как прикрытие войны, которая идет между братьями, которые стоят по разные стороны революции. Эта война страшна даже для природы, которая после очередного убийства становится все более “дождевой”.

Произошла огромная трагедия – трагедия рода Половцев; погибли братья, поубивав друг друга, так как стояли между ними то государство, то анархия, то класс. Каждый из братьев, умирая, напоминает победителю отцовскую присказку: “Тому роду не будет перевода, в котором братья живут в согласии”. Но содержание ее с каждой следующей смертью все более меркнет, пока окончательно не отрицается Иваном: “Род распадается, а класс стоит”. Класс и род – вот тот “двойной круг”, из которого не смогли выйти братья Половцы, так как опутало их двойным кольцом, затянуло двойным узлом; и поэтому мы делаем вывод, что братоубийство – это настоящая трагедия, которая никогда не должна больше повториться.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Нагідки твір.
Роман “Всадники” – это вершина творчества Ю. Яновского