Раздумья об Иване Нечуя-Левицком. Одинокость и творчество


Рассматриваю изображение писателя на фото разных лет и обращаю внимание на одну деталь: он нигде, даже на юношеских фото, не изображен улыбающимся. А его герои смеются. И читатель, перечитывая его произведения, тоже смеется. Вот как бывает… Припоминается еще один печальный факт его биографии: он умер стареньким дедушкой в маленькой комнате, одиноким и никому не нужным. Вот что такое судьба.
В таком случае грустно задумываешься над судьбой писателя вообще. Как мы любим уважать писателей после их смерти! Вот именно после смерти, а не при жизни. И чем больше времени минует, тем более уважаем и говорим красивые слова о его вкладе в развитие литературы. И совсем не проникаемся тем, что, может, этому талантливому человеку не было кому подать стакан воды, принести кусочек хлеба или хотя бы закрыть глаза. Это наше лицемерие?

Наша черствость? Как сопоставить изучение произведений писателя с его личностью? По моему мнению, мы делаем большую ошибку, когда на уровне хронологической информации оцениваем того или другого писателя, и совсем не обращаем особого внимания на то, как жилось ему, как велось, или имел он друзей, родственников. А если нет, то почему. Вот я и спрашиваю себя, как произошло, что Иван Семенович был одиноким? Почему никого не было рядом? Наверное, есть какие-то объяснения. Но меня они не устраивают. Так как, наверно, каждый писатель (человек,

который вложил душу и сердце в свои произведения, чтобы достучаться, докричаться к своим современникам) нуждается в уважении и чевствовании не только на уровне литературно-критических статей, но и действенной поддержки и заботы. В этом смысле жизнь Ивана Семеновича Нечуя-Левицкого есть показательной.

Припоминаются его описания пейзажей из разных произведений, в частности с “Кайдашевой семьи”. Какая чуткая, нежная и впечатлительная душа пряталась за этим суровым и неулыбчевым выражением лица! Как тонко и талантливо он мог замечать детали в характерах своих героев! А они же такие разные. Например, образ мятежного и вместе с тем благородного Николая Джери и мелочных и совсем лишенных благородства Лаврина, Карпа или старого Кайдаша. А такое проникновенное описание внутреннего мира женских персонажей, как Нимидора из “Николая Джери” или Мотря или Мелашка из “Кайдашевой семьи”! Это же такие реальные и такие непохожие между собой образы, но как умело их подал писатель. Он жил среди своих героев, переживал все сложные и тяжелые события их жизни, а в своей жизни оставался одиноким.

И все же, по моему мнению, он избрал единственно правильный путь общения с окружающим реальным светом на будущее – это общение через свои произведения, через своих героев. И, наверное, не проникался тем, как и когда оценит его следующее поколение, он просто выполнял свою миссию: жил, писал и создавал для людей.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Твір у публіцистичному стилі суспільство в якому я хочу жити.
Раздумья об Иване Нечуя-Левицком. Одинокость и творчество