“Медея” Эврипида: краткий пересказ

Для Эсхила судьба близка к божеству, для Софокла судьба – отвлеченное понятие, находящееся вне человека, а для Эврипида, третьего великого трагика Афин, судьба заключена в самом человеке. Эврипид отождествляет судьбу с доминирующей страстью человека. Эврипид – творец реальной психологической драмы.

Биография Эврипида мало известна. По одним сведениям, Эврипид (480 – 406 гг.) был сыном мелкого торговца и торговки зеленью. Но данные эти вряд ли достоверны: они основаны на выпадах против Эврипида авторов комедий. Судя по всему, Эврипид

вращался в среде видных афинских деятелей того времени. Вполне возможно, что он был близок Алкивиаду. Из других биографических данных заслуживает внимания указание, что он был одно время живописцем. На основании трагедий Эврипида можно с несомненностью установить, что он был очень образованным человеком, учеником софистов и демократом. Идеи софистов он проводил в своих произведениях, делая их понятными и доступными широкой публике. В его произведениях нашли отражение все великие проблемы того времени, которые ставили софисты и которые волновали умы и чувства его современников. Вопросы о природе богов и людей, о значении культа,
о естественном праве, о правах женщин, рабов, об отношении полов, о семье и т. д. – все это прямо или косвенно входило в содержание эврипидовского репертуара.

В противоположность Софоклу, показавшему не реальных, а идеальных людей, как Эдип и Антигона, Эврипид изображал коллизию человеческих страстей, высоких и низких. В этом отношении его можно считать настоящим предшественником и учителем Шекспира. Вообще влияние Эврипида на мировую литературу и театр очень велико.

Неудержимая страсть мести поруганной женщины изменившему ей мужу положена в основу самой сильной и в техническом отношении самой совершенной трагедии Эврипида “Медея”. Медея отдается одной единственной страсти – отметить своему мужу Язону, променявшему ее на коринфскую красавицу. Медея клянется не только уничтожить самого Язона и его возлюбленную, но также умертвить и своих собственных детей от брака с Язоном. Борьба противоположных чувств оскорбленной и мучимой ревностью женщины, с одной стороны, и безумно любящей своих детей матери – с другой, составляет психологический фон “Медеи”:

“Ваша мать, лишенная своих детей, должна влачить печальное существование, жалкое существование. Вам самим уже не суждено ее видеть. Вам предстоит перейти в иную жизнь… О горе, горе! О мои дети! Зачем этот ласковый взгляд? Зачем эта улыбка, последняя улыбка? О горе! Что делать мне, несчастной? Бодрость оставляет меня, о женщины, когда встречаю ясный взор моих детей. Нет, не могу: прочь от меня, злодейский замысел. Я увезу их отсюда. Если мне нужно наказать их отца, то зачем карать его несчастных детей и моим собственным двойным несчастьем? Нет, нет, прочь от меня, мой замысел!” Вслед за этим наступает новый прилив чувства ревности и мщения.

“Умрите вы, – восклицает Медея, собственноручно убивая своих детей, – Я не потерплю, чтобы мои дети подвергались оскорблениям и насилию. Их гибель все равно неизбежна. Я, давшая им жизнь, лучше убью их сама. Их судьба решена, ничто не может избавить их… Будьте счастливы, только не здесь. Отец отнял у вас счастье на земле. Страсть, толкающая человека на величайшие преступления, сильнее внушений рассудка” .

Кровавая драма заканчивается пением хора, напоминающего зрителям о всемогущей слепой судьбе, пути которой непреложны и непостижимы.

Кроме “Медеи” Эврипиду принадлежит “Электра”, “Ифигения в Авлиде”, “Ифигения в Тавриде”, “Гекаба”, “Ипполит”, “Молящие о защите”, “Орест” и др. В общей сложности сохранилось восемнадцать полных трагедий Эврипида и одна сатирическая драма (“Киклоп), не считая большого числа отрывков из разных не дошедших до нас трагедий.

Общественные мотивы, которые звучат в трагедиях, нашли яркое выражение и в греческой комедии. Комедия выросла из тех же самых исторических корней, что и трагедия. Дионисии заканчивались праздничным шествием с пением, танцами и попойкой. Это шествие носило название комос; слово “комедия” образовалось из комос и оде – песня и обозначало буквально “песни во время комоса”. Впоследствии комическим песням была придана литературная обработка, и таким образом получился новый литературный жанр – комедия. Сюжетом комедии служила повседневная жизнь со всей ее злободневностью и мелочностью. Язык комедии приближался к разговорному, литературно неправильному языку. В отношении выбора слов, выражений, сцен и положений греческая комедия отличалась большей вольностью, чем драма, которая строилась по более строгим правилам. Особенной вольностью отличались комедийные пляски. Женщины и дети на представлениях комедий не присутствовали.

Более свободное содержание комедий обусловило и более свободную технику комедии. В комедиях в большей мере выдвигалась личность автора, в выступлениях постоянно обращавшегося к публике от имени действующих лиц или хора. Число действующих лиц в комедиях было значительно больше, чем в трагедии; костюмы и декорации ярче и пестрее, а маски разнообразнее.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Твір-роздум книга в нашому житті.
“Медея” Эврипида: краткий пересказ