Повесть временных лет. Краткий пересказ

И были три брата: одному имя Кий, второму – Щек, а третьему – Хорив, а сестра у них была Лыбидь. Сидел Кий на горе, где теперь подъем Боричев. А Щек на горе, которая носит название Щекавица. А Хорив – на третьей горе, от него она прозвалась Хоревицей. И выстроили они город во имя старшего брата своего и нарекли его Киев. Был вокруг города лес и бор большой, и ловился там зверь, и были мужи мудрые и мозговитые. За импровизированным столом в монашеской рясе сидит мудрец.

Он склонился над толстым развернутым фолиантом – что-то ищет, выбирает,

думает. Благородные черты лица, седая борода, длинные и гибкие, как у гусляра, персты… Он жил и создавал в тревожные и грустные времена. Когда могущественную и монолитную Киевскую Русь раздирали княжеские распри и феодальные междоусобицы. На киевском престоле сидел Святополк – жестокий, сребролюбивый и коварный человек, который умел отталкивать от себя даже близких. Доведенный княжескими притеснениями до отчаяния, простой люд не выдержал – в 1113 году в Киеве вспыхнуло народное восстание. Напуганные богатеи обратились к Владимиру Мономаху, который княжил в Переяславе. Киев не был его вотчиной. Поэтому он, осмотрительный
политик, не очень хотел вмешиваться в дела чужого княжества. Но растерянная знать настаивала, тем паче, что фигура Мономаха была приемлема для народных масс. Внук Ярослава Мудрого вынужден был взять Киев под свою руку. Шел 1113 год… В это время, при такой сложной общественно-политической обстановке, появилась на свет первая систематизированная работа по истории Руси. Называлась она так: “Повесть временных лет, или откуда началась Русская земля, кто в Киеве первый должен княжить и откуда Русская земля стала быть”. Написал ее почти шестидесятилетний монах Киево-Печерского монастыря Нестор. Летописец. Историк. Ученый. Тогда, в те времена, его таким, конечно же, не считали. Просто грамотный монах, ловкий писарь, литературный талант. Он родился после смерти Ярослава Мудрого.

Великий князь-книгочей прославился не только своими походами и отчаянными сечами на поле брани, а и тем, что оставил после себя богатейшее сокровище – первую на Руси библиотеку, книгами которой охотно пользовались любознательный отрок Печерского монастыря, засвидетельствовав на все века действия и предшественников Ярослава, и его последователей. Мы не знаем, кем были родители юноши. Неизвестно, как он пришел в монастырь, у кого научился читать и писать, кто был его наставником. Известно только, что в семнадцать лет он стал монахом Стефаном, позднее его посвятили в дьяконский сан. Достигнув высот тогдашнего образования, этот человек всю свою жизнь посвятил важному и благородному делу – летописанию. Теперь он подал на суд истории “Повесть временных лет”, которую выстрадал в тесной келье монастыря и которая стала нашей первой летописью. И это уже был не схимник, не монах, а ученый-историк, который сумел из больших днепровских круч так прозорливо взглянуть в даль прошлого и будущего.






Як ти людям так и люди до тебе.
Повесть временных лет. Краткий пересказ