Капитан Копейкин герой “Повести о капитане Копейкине” в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”

“Повесть о капитане Копейкине” существует в трех основных редакциях; в современных изданиях печатается вторая, не пропущенная цензурой. Фольклорный источник образа К. К.- цикл разбойничьих песен о воре Копейкине, в особенности “Копейкин со Степаном на Волге”. Возможные литературные источники – “Вадим” М. Ю. Лермонтова, ” Дубровский ” и ” Капитанская дочка ” А. С. Пушкина. Метафорический смысл образа К. К. заключен в имени, реализующем пословицу: “жизнь – копейка” (ср. в первоначальной редакции: “все привыкло,

знаете, к распускной жизни, всякому жизнь – копейка, забубешь везде такой, хоть трава не расти…”).

Хотя К. К. формально не связан с прочими персонажами поэмы, тем не менее ассоциативно образ К. К. обращен к Чичикову (“рыцарю копейки”) – тоже разбойнику, грабящему казну. Рассказ почтмейстера о К. К. вызван растерянностью “отцов города” перед аферой Чичикова и слухами о его разбойничьем прошлом. С Чичиковым К. К. также связывает дух авантюризма и общее стремление обрести жизненное благополучие “богатством неправедным”. Наконец, главнейший символ поэмы – “копейка”. (Ср. завещание отца Чичикова,

воплощенное сыном в жизнь: “больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выаст, а копейка не выдаст Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой”.)

К. К.- участник войны 1812г., инвалид; под Красным или Лейпцигом ему оторвало руку и ногу. К. К. приезжает в Петербург с целью выхлопотать пенсию, ибо, по его словам, “жиз-нию жертвовал, проливал кровь”. Министр, “генерал-аншеф”, пообещал на днях решить его вопрос. К. К. в расчете на скорое получение денег, искушаемый соблазнами Петербурга, “сказочной Шехерезадой”, устраивает кутеж. Между тем в приемной министра пенсию ему не назначают, “подносят все одно и то же блюдо: “завтра””. К. К. бунтует, вследствие чего по приказу министра его отправляют за казенный счет на место жительства. Тогда К. К. становится атаманом шайки разбойников в рязанских лесах (вторая и третья редакции). В первоначальной редакции “Повести”, сверх того, К. К. грабит исключительно казенное имущество, сколачивает капитал и бежит в Соединенные Штаты, откуда пишет покаянное письмо государю с просьбой помиловать его товарищей. Государь оказывается великодушным: повелевает не преследовать виновных и, исправляя упущение своих чиновников, основывает инвалидный капитал, гарантирующий улучшение жизни раненых.

Образ К. К. двойствен у Гоголя. С одной стороны, чиновно-полицейская Россия, бездушный бюрократический Петербург намерены без жалости уничтожить К. К., как раздавили они Башмачкина, Пискарева, Поприщина; “преступное равнодушие столицы превратило защитника родины в атамана разбойничьей шайки” (В. Маркович). Петербург сближается с библейским Вавилоном, погрязшем в грехах, идолопоклонстве, забвении заповедей (Е. Смирнова), звучит тема грядущего возмездия (ср. с Башмачкиным, срывающим шинели в эпилоге). Вместе с тем К. К. отнюдь не пассивен: подобно Поприщину, он требует мгновенного исполнения своей эгоистической претензии.

Но если в подобной ситуации Башмачкин кончает смертью, а Поприщин безумием, то К. К выбирает бунт против государства как выход из социального тупика. Разбоем К. К. стремится достичь социальной справедливости. Резкий противник бунта, Гоголь снижает образ К. К., выделяя в нем хлестаковско-ноздревскую стихию. К. К. одержим страстями зависти и гнева: он ест “огурец соленый да хлеба на два гроша”, а в ресторане “котлетки с трюфелями”, арбуз-громадище, дилижанс эдакой, ищет дурака, который бы заплатил сто рублей (ср. хлестаковский “в семьсот рублей арбуз”). Эти страсти порождены главной страстью – к копейке, перед ней бессилен и герой 1812 г.

Страсти губят душу К. К. Хаотичному, бунтующему, дробящему мир К. К. противостоит утопический образ мудрого и милостивого государя-миротворца, каким хотел бы видеть его Гоголь, писавший в “Выбранных местах из переписки с друзьями”: “Власть государя явление бессмысленное, если он не почувствует, что должен быть образом Божиим на земле”.






Релігійні мотиви в поезії богдана ігоря антонича.
Капитан Копейкин герой “Повести о капитане Копейкине” в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”