Эпичность поэм Твардовского

В последних поэмах Твардовский говорит уже не от лица того или иного персонажа, но с позиции умудренного опытом современника. Так создается обобщенный образ гражданина-поэта, ответственного “за все на свете”. “Эстетика Александра Твардовского исходит из сознания народного идеала. Его муза – голос народной совести. И за всем этим стоит твердое убеждение, что народ – это не “масса”, а люди, каждый из которых – личность, достойная счастья.

Твардовский – весь продолжение большой традиции русской литературы. И народностью

идеалов, и светом гуманизма, и готовностью все доброе принять, как свое, и ощущением открытых просторов, и безбрежности далей духовного развития”1,-пишет В. Огнев. Подводя итоги сказанному, следует обратить внимание старшеклассников на то, что поэзия Твардовского кровно связана с русской классической литературой – с Пушкиным, Некрасовым, Л. Толстым. Твардовскому дороги судьбы народа. Он опирается на народное самосознание. Он поэтизирует прекрасные свойства народного характера. Твардовский понимает, что за время власти народ стал иным, значительно более сознательным, просвещенным, чем в старой России. Воссоздавая
народный строй мысли, характер простого человека, чувства крестьянина, го-зоря от имени народа, опираясь на народную точку зрения, Твардовский возвышает их. Большое место в поэме “За далью – даль” занимают обращения к другу-читателю:

…Я находил в тебе опору, Мой друг и высший судия. Я так обязан той подмоге Великой – что там ни толкуй…

“Когда читаешь Твардовского,- пишет С. Я. Маршак,- кажется, будто сам народ говорит о себе, говорит богато, красочно, щедро, подчас мешая слезы со смехом…”1

Твардовский неизменно верен теме высокого патриотизма:

Но во всей Отчизне славной Нет такого уголка, Нет такой земли, чтоб равно Мне была не дорога… “Есть обрыв, где я, играя…”

Эта же тема наполнена новым содержанием в стихотворениях 1941 – 1945 годов:

Я долю свою по-солдатски приемлю. Ведь если бы смерть выбирать нам, друзья, То лучше, чем смерть за родимую землю, И выбрать нельзя… “Пускай до последнего часа расплаты…”

Стихотворения послевоенных лет проникнуты верой в светлое будущее народа и любовью к Родине.

Спасибо, моя родная Земля, мой отчий дом, За все, что от жизни знаю, Что в сердце ношу своем… И дерзкий порыв по нраву, И сил не занимать, И свято на Подвиг право Во имя твое, во славу И счастье, Отчизна-мать… “Спасибо, моя родная…”

Поэту свойственно “твердое сознание” личной причастности к народной судьбе, сознание честно выполненного долга. Необыкновенная простота, естественность стиля Твардовского являет собой не что иное, как высокое поэтическое мастерство, которое позволяет поэту не только проникнуть в тайну народного восприятия окружающей действительности, но и высказать ее так, как высказал бы народ. Эту особенность своего творчества подчеркивал и сам поэт:

Я волен речь вести свободно, Как тот солдат, с кем был в бою, С кем пыль глотал в страде походной И чьим поэтом состою…

Следует иметь в виду, что кажущаяся простота произведений Твардовского обманчива. Он, как поэт огромной величины, открывается по-настоящему глубоко не сразу, а только после повторных прочтений, обдумываний. Важно обратить внимание на множество слов, привычных и простых, приобретающих в стихах Твардовского необычайную гибкость, многозначность. Например, слово “земля” означает: планета, страна, государство, Родина, реальная действительность – горизонт, клочок земли, территория с угодьями, объект труда, почва, пахота…

И если б было суждено На баррикадах пасть, В какой земле – мне все равно, За нашу б только власть… Земля! От влаги снеговой Она еще свежа. Она бродит сама собой И дышит, как дежа… Земля! На запад, на восток, На север и на юг Припал бы, обнял Моргунок, Да не хватает рук

Столь же многозначны у Твардовского слова “даль”, “дом”; “дорога”, “огонь” и пр. Ориентируясь на простую разговорную речь, поэт вводит дружеские обращения (“брат”, “дружище”, “нам”). Для него характерны короткие динамичные обороты речи, свойственные устному разговорному языку (“ружья в руки – и воюй”, “но наса – свой народ”, “где-нибудь да будет край”), краткие афористические выражения, которые читаются как пословицы.






Діалектика душі толстой.
Эпичность поэм Твардовского