Элиза Дулиттл героиня Б. Шоу “Пигмалион”

Элиза Дулиттл героиня “романа в пяти действиях” Б. Шоу “Пигмалион”, дочь Алфреда Дулиттла, лондонская цветочница, за шесть месяцев превращенная профессором фонетики Генри Хиггинсом в “герцогиню”. Существует предположение, что Шоу заимствовал ситуацию Э. Д. из романа Т. Смолетта “Приключения Перегрина Пикля”, в одном из эпизодов которого герой с успехом выдает некую специально им обученную девицу-нищенку за леди.

Образ Э. Д. был создан для актрисы Патрик Кемпбелл и дописывался в процессе репетиции в лондонском “Театре

Его Величества” (1914).

Героиня буквально “врывается” в пьесу: вульгарная, чумазая, с Дикой, нечленораздельной речью, не лишенной подчас своеобразия (например, знаменитые “Уу-ааааа-у!” или “Кто шляпку спер, тот и тетку укокошил”). Генри Хиггинс решает – на пари с полковником Пикерингом – сделать из нее “настоящую леди”. В ходе эксперимента Э. Д. переживает серию превращений.

Первое – когда ее “отмывают до такой красоты”, что родной отец не в состоянии узнать. Второе – когда она, очаровательная, с изысканной речью и манерами, выигрывает Хиттинсу пари. И третье – когда она обнаруживает

свое новое, пока еще не устоявшееся, хрупкое, но живое “Я”. Обретая правильную речь, она, подобно героиням любимого Шоу Ибсена, прежде всего обретает себя самое – не просто “хорошие манеры”, а иной способ “быть”. И, что очень важно, “быть” самостоятельно, независимо от воли своего учителя – ваятеля Хигтинса.

Э. Д.- героиня типичного шовианского парадокса. Ей, как героине древнего сюжета о Пигмалионе и Галатее, полагалось бы, влюбившись в Хиттинса, стремиться к браку с ним. Но Шоу не мог создать такую героиню. Его Э. Д., конечно, привязана к Хиггинсу, но природа этого чувства для нее самой не вполне очевидна, во всяком случае, эротический оттенок не преобладает. Для героини гораздо важнее и интереснее собственная персона. Драма Э. Д. в том, что она в каком-то смысле не “до-воплощена” своим “создателем”, пробудившим в ней природную одаренность – не только музыкальность, актерские способности, замечательный слух, но и яркую, мощную индивидуальность. Хиггинс именно пробудил, а не воспитал свою Галатею, и это благодаря тому, что Э. Д. – дочь своего отца, блестящего оратора и философа, мусорщика-джентльмена Алфреда Дулиттла.

Конечно, Э. Д. уже не может вернуться к себе прежней. И не хочет. Ее смятение понятно: она уже хочет жить самостоятельно, но пока не знает, как. Натура страстная, тонкая, в отличие от Хиггинса, открытая другим людям, умеющая различать и ценить их душевные свойства, Э. Д. по-человечески безусловно выигрывает в “споре” со своим Пигмалионом. Героиня Шоу призвана разрушить стереотип соответствия традиционному образу “хорошо сделанной пьесы”: вместо того, чтобы мечтать о флердоранже и марше Мендельсона, она строит планы самостоятельной жизни. Понятно, что отсутствие явной любовной интриги в сюжете о Галатее и Пигмалионе разочаровывало поклонников Б. Шоу.

В интерпретациях сюжета – мюзикле А. Д. Лернера и Ф. Лоу “Моя прекрасная леди” (в экранизации которого роль Элизы сыграла Одри Хепберн, 1964), фильме-балете “Гала-тея” с Е. С. Максимовой в главной роли (1977) – акцентировалась именно лирическая сторона взаимоотношений героев. Зато в пьесе А. Эйкборна “Воспитание Риты”, сюжетно созвучной пьесе Шоу, усилен мотив драматического “превращения” одаренной ученицы.






План до твору вибір шляху.
Элиза Дулиттл героиня Б. Шоу “Пигмалион”