Мотивы лирики Дельвига

В античности поэт нашел свой романтический идеал гармонического общества и прекрасного, совершенного человека. В ней он увидел прообраз счастливого будущего человечества. Огромный интерес к поэзии Эллады, к ее мифам, легендам, духу ее народа появился у Дельвига еще в лицее. С тех пор и до последних дней короткой и небогатой внешними событиями жизни Дельвиг не изменил своего пристрастия к античности. К культуре древнего мира Дельвига приобщил Кюхельбекер, любовь к нему в последствии поддерживал знаменитый переводчик “Илиады” Гнедич.

Стихотворения Дельвига в антологическом роде восхищали его верных друзей – Баратынского и Пушкина.

Удивительно при этом было то, что сам Дельвиг “родом германец” – не знал не только греческого языка, но доже родного ему немецкого, и только позже выучился понимать по-немецки. Пушкин изумлялся силе воображения своего друга. Ведь Дельвиг сквозь немецкие переводы и латинские подражания безошибочно угадывал дух и строй мыслей и чувств человека “золотого века”. Из XIX столетия Дельвиг легко и свободно переносился в “детство человечества”. Он открыл в нем неисчерпаемый кладезь мудрости и красоты. Но Дельвиг

был человеком нового времени, и его античность – не достоверная копия древнего мира. Он вносил в античность, пользуясь словами Пушкина, “вкус и взгляд европейца”.

Можно даже сказать, что античность Дельвига – славянская, русская античность. Недаром Пушкин называл Дельвига “молодой славянин”: по жажде совершенства, по устремленности к нему Дельвиг, конечно же, очень русский человек. Воссоздавая идеальный, романтический воспринятый мир античности, Дельвиг опирался в первую очередь на идиллии Феокрита. В лирике этого замечательного древнегреческого поэта он заметил интерес к простоте и народности.

Феокрит тяготел к жанровым картинкам, сценкам, изображающим скромную, добродетельную, свободную от сильных страстей жизнь простых людей – пастухов и пастушек на лоне природы. Герои идиллий (кстати, “идиллия” в переводе означает “сценка”, “картинка”) Феокрита не умеют притворятся и лгать. Идиллии часто драматичны, но оканчиваются всегда благополучно, потому что победа над своим чувством радостна, а тем более радостна разделенная любовь.

Дельвига пленило в идиллиях Феокрита обращения к народному быту и гармоническое равновесие между изображенной картиной и нравственной выразительностью движений души. Действие идиллий Дельвига разворачивается обычно над сенью рощи или деревьев, в прохладной тишине, у сверкающего источника.

Поэт придает картинам природы яркие краски, пластичность живописность форм. Состояние природы всегда умиротворенное, и это подчеркивает гармонию внутри и вне человека. На фоне мирной природы появляются герои, испытывающие силу любви или дружбы. Стихийная, внезапно вспыхивающая страсть, в конце концов, подчиняется разуму. Дельвиг считает это нормой гармонии, чрезвычайно характерной чертой древнего человека. На фоне мирной природы появляются герои, испытывающие силу дружбы. Стихийная, внезапно вспыхивающая страсть, в конце концов, подчиняется разуму. Дельвиг считает это нормой гармонии, чрезвычайно характерной чертой древнего человека. Герои идиллий Дельвига – цельные существа, никогда не изменяющие своим чувствам. В одном их лучших стихотворений поэта – “Идиллии” – восхищенно рассказывается о прекрасной любви юноши к девушке, сохраненной ими навеки. В пластичной и чистой зарисовке поэт сумел передать благородство и высоту нежного и глубокого чувства. И природа, и боги сочувствуют влюбленным, оберегая и после их смерти неугасимое пламя любви.

Чувства героев и Дельвига всегда земные, реальные. Пушкин проницательно заметил, что Дельвиг не любил мистической поэзии. Это, конечно, звучало в устах Пушкина большой похвалой. Чуждый всякой неопределенности, туманности, зыбкости ощущений, Пушкин наблюдал тоже отвращение к поэзии потустороннего мира и у своего друга. Герои Дельвига не рассуждают о своем чувстве – они отдаются его власти, и это приносит им радость. У поэта нет подробных психологических описаний любви, – она выражается через мимику, позы, жесты, поступки, через непосредственное действие. Зрительная выразительность картин дополняется музыкой речи, мерной и строгой, лишенной внешних эффектов.

Для создания античного колорита, Дельвиг не прибегает к археологическим и историческим реалиям, не стремится удивить своей осведомленностью в античной мифологии или античном быте. Он передает дух античности простыми намеками. Так, древний грек, думал, что богов нужно благодарить. За посланную ими любовь, и Титир и Зоя посвещают деревья Эроту.






Фантазія уява в житті творчої особистості.
Мотивы лирики Дельвига