Религиозные мотивы в поэзии Богдана-Игоря Антонича

“Его жизнь была короткая и высокая, как мост над узенькой штольней горной бездны. Тучи сомнения и уныния пеленали его не раз, но не помешали смелым мыслям философа и поэта переходить по нему, смотреть из него вокруг и искать взором днище мира”, – сказал о Богдане-Игоре Антониче Дмитрий Павлычко. Действительно, творчество Антонича – целостный, сложный и интересный мир человека, который за 27 лет своей жизни был в состоянии достичь того, что другие не достигают и за целую жизнь. В сборнике поэта “Большая гармония” властвует последовательная

религиозность, которая проявляется в имитировании молитвенной лирики, перепевы библейских псалмов. Следующий сборник “Три перстня” – будто восхождение из пустоты неба к бездонной земле. Здесь легко найти “приземленные” библейские реалии (следует вспомнить слова “Родился Бог на санях” из поэзии “Рождество”) и священную символику, перенесенную на земные события. Произведения этого сборника пронизаны глубоким мировосприятием:

Так под небом необъятным и безграничным Растут и родятся звереныши, люди и растения. Растет Антонич, и растет трава, И зеленеют кудрявые ольхи.

Мы встречаем

романтическое трактование природы, даже поклонения природе, когда человек не только не отторгает себя от окружающей среды или возвышается над ней, а наоборот – может, скажем, сознавать себя деревом: Стол обрастает кудрявой листвой, И вместе с креслом я уже куст. Из черемух читаю – из книг столистных – Растительную мудрость вечных пущ. Следующий сборник поэта – “Книга Льва” открывает для нас мир Библии. Ее основная идея – встреча с Богом и видение вечности, которое разрешит автору открыть сущность творческого процесса. Так как “Книга Льва” – это название Евангелия апостола Марка. Главным мотивом сборника “Зеленая Евангелия” – есть мистическое мировосприятие, где слово функционирует как мягкое заклинание, происходит объединение природы с человеческим подсознанием. В этих стихах поэт исследует мировую историю и природу, которые выступают здесь целиком религиозными процессами. Но в последнем сборнике “Ротации” властвует пессимистическое мировоззрение, предчувствие апокалипсиса – конца мира. Колоссальный мировой город возникает как круг катастроф и тюрем, как город-пекло, составленное из примитивных форм.

Возможно, Б. – И. Антонич воспринимает Святое Письмо как источник собственного мировоззрения и широко использует его в своем творчестве. Но главный элемент его религиозных поисков – это раздумья о месте человека в мироздании, его стремление понять природу взаимоотношений человечества с окружающей реальностью, из страстного старания определить смысл человеческого бытия.

Я не человек, я растение, а временами я малая листва… Живу, терплю, и умру, как все звереныши…

Особое место в творчестве Антонича занимает его стих “Ветер столетий” из посмертной книги “Зеленая Евангелие”. Произведение убеждает, что Антонич воспринимает историю как бесконечный урок свободы и человеческих чувств. История человечества неустанно будет двигаться путем борьбы народов за свою независимость и суверенные права, и, конечно ж, за свою веру или убеждение. Поэт также указывает на не совершенство человека, его дисгармонию с миром природы.

Вот загадочная природа в беспредельно первоначальной красоте (словами не раскрыть тайн ее). Какая же страшная этого мира краса, что отравила дни мои… (“Элегия о перстне молодости”)

Несовершенство мешает единению человека с миром природы, препятствует свободе и счастью. Кто льет кровь, тот жнет ненависть (“Слово о черном полке”). Так ответил Антонич тем, кто усматривал в насилии путь к усовершенствованию мира. Своим творчеством Антонич утверждал мир правды и добра. Поэт верил в расцвет национальной культуры, счастливое будущее родного народа. Современных читателей не оставит равнодушными наследство поэта, так как, как писал Дмитрий Павлычко, “Антоничева поэзия – это неугасающий перстень жизни, который будут передавать из поколения в поколение удивленные читатели, чтобы удивление солнцем и человеком не пропало никогда”.






Чи потрібна поезія сучасній людині.
Религиозные мотивы в поэзии Богдана-Игоря Антонича