Роман Франсуа Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”


Имя Франсуа Рабле (ок. 1494-1553), великого французского писателя эпохи Возрождения, нередко упоминается в русской периодической печати XVIII века, а герои его сатирического романа – Гаргантюа, Пантагрюэль, Панург – фигурируют в качестве имен нарицательных наряду с Дон Кихотом, Фальстафом и Гулливером.

В 1790 году в Петербурге была издана “Повесть славного Гаргантуаса, страшнейшего великана из всех доныне находившихся в свете”. До недавнего времена ее считали перелицовкой романа Рабле, но в действительности это – перевод анонимной лубочной повести начала XVII века, восходящей к тем же фольклорным источникам, что и роман. “Повесть славного Гаргантуаса” в 1796 году вышла повторным изданием. Ее читали и взрослые и дети, знакомившиеся таким образом со сказочно-фольклорной первоосновой книги Рабле. Кроме того, учителя и наставники дворянских детей, осторожно пользуясь французским текстом романа, извлекали из него отдельные эпизоды для чтения и пересказа. Так же далеки были от оригинала и позднейшие переложения некоторых эпизодов без обозначения имени автора (сказки о подвигах великана Гаргантюа).

До начала XX века царская цензура пресекала все попытки познакомить читателей с “Гаргантюа и Пантагрюэлем”, запрещая не гол, ко переводы, но даже статьи, в которых излагалось содержание романа. Например, цензор Лебедев, мотивируя в 1874

году запрещение статьи критика Варфоломея Зайцева, предназначенной для “Отечественных записок”, по существу, раскрыл идейную направленность сатиры Рабле: “…нужно заметить, что большинство предметов, предаваемых Рабле на публичное осмеяние, продолжают существовать и ныне, как-то: верховная власть, выражающаяся в лице Государей; религиозные учреждения в лице монашествующих и священников; богатство, сосредотачивающееся в руках либо вельмож, либо в руках отдельных личностей. А потому знакомство русской публики с произведениями хотя и такого исторического, если можно так выразиться, писателя, как Рабле, нельзя не считать со стороны редакции крайне предосудительным”.

В борьбе с феодально-церковным мировоззрением передовые деятели Возрождения создали новую, светскую культуру, основанную па принципах гуманизма. Провозвестники этой новой культуры с открытым забралом выступили в защиту человеческой личности и свободной мысли, против феодальных предрассудков, циничной погони за обогащением и жестокой эксплуатации народных масс. Многотрудная жизнь Рабле была заполнена неустанной борьбой за новые гуманистические идеалы, которые он отстаивал всеми доступными ему средствами. Превосходный лингвист, знаток античных древностей, выдающийся естествоиспытатель и прославленный медик, Рабле, опираясь на науку, воевал с мракобесием церковников и ниспровергал аскетическое мировоззрение средневековья. Главной заслугой Рабле является создание пятитомной сатирической эпопеи “Гаргантюа и Пантагрюэль” (1532 -1552], которой он отдал более двух десятилетий своей творческой жизни. По словам Белинского, это произведение “всегда будет иметь свой живой интерес, потому что оно тесно связано со смыслом и значением целой исторической эпохи”1.

Сам Рабле предупреждает читателей в предисловии, что его книга – нечто большее, чем простое нагромождение сказочно-фантастических авантюр: “Нужно,- говорит он,- разгрызть кость, чтобы добраться до мозга”, то есть за полным чудесных приключений сюжетом увидеть глубокое содержание. Оглушительный хохот героев романа, их соленые шутки и безудержное “раблезианское” веселье выражают мироощущение людей, стремящихся освободиться от средневековой рутины и церковного догматизма. Этому здоровому, жизнерадостному началу, которое воплощено в образах Гаргантюа, Пантагрюэля и их друзей, противопоставлены уродливо-карикатурные маски средневековых монархов и церковников, схоластов и рутинерой. В каждом комическом эпизоде содержатся философская мысль и те “тонкие снадобья” жизненной мудрости, которые сам Рабле предлагал искать в своих книгах.

“Гаргантюа и Пантагрюэль” – это настоящая энциклопедия гуманистических идей, отражающая все стороны общественного бытия: ‘вопросы государственного устройства и политики, философии и религии, морали и педагогики, науки и просвещения. Для Рабле’человек с его правом на свободную, радостную, творческую жизнь находится в центре мира, и именно потому писателя больше всего интересует проблема воспитания нового человека. В главах, посвященных Гаргантюа, Рабле беспощадно высмеивает средневековую схоластическую педагогику, противопоставляя ей в лице Понократа новую, гуманистическую систему воспитания: наблюдение и изучение природы и жизни, сочетание теории с практикой, наглядное обучение, гармоническое развитие как умственных, так и физических способностей человека. На протяжении всего романа Рабле выступает как рьяный пропагандист и блестящий популяризатор естественнонаучных знаний. Герцен заметил по этому поводу, что “Рабле, очень живо понимавший страшный вред схоластики на развитие ума, положил в основу воспитания Гаргантюа естественные науки”.

В полной мере сохраняют политическую актуальность эпизоды романа, в которых Рабле касается проблемы Войны и мира. С памфлетной остротой нарисован образ незадачливого вояки короля Пикрохола, которому взбрело в голову завоевать весь мир и поработить народы всех континентов. Легко и быстро перекраивает он географическую карту, превратив ее в мировую пикрохоловскую империю. “Я очень боюсь,- замечает один из его советников,- что все это предприятие похоже на известный фарс про тот горшок с молоком, с помощью которого один башмачник мечтал быстро разбогатеть, а когда горшок разбился, ему кечем было пообедать”. Войско Пикрохола, а вместе с ним п его захватнические замыслы разбиваются вдребезги при первом же столкновении с великаном Гаргангюа.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Поетична розповідь про дитинство за повістю.
Роман Франсуа Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”