Роман Толстого как шедевр мировой литературы

Г. Флобер высказал свое восхищение в одном из писем к Тургеневу (январь 1880 г.): “Это перворазрядная вещь! Какой художник и какой психолог! Два первых тома изумительны… Мне случалось вскрикивать от восторга во время чтения… Да, это сильно, очень сильно!” Позднее Д. Голсуорси назвал “Войну и мир” “лучшим романом, какой когда-либо был написан”.

Эти суждения выдающихся европейских писателей общеизвестны; они много раз цитировались в статьях и книгах о Толстом. В последнее время впервые опубликованы многие новые материалы, свидетельствующие о всемирном признании великой эпопеи Толстого. Они собраны в 75-м томе “Литературного наследства” (вышел в 1965 г.).

Р. Роллан писал, например, о том, как еще совсем молодым человеком, студентом, он читал роман Толстого: это “произведение, как жизнь, не имеет ни начала, ни конца. Оно – сама жизнь в ее вечном движении”.

Художники реалисты 20 века особенно высоко оценили правду военных описаний. Э. Хемингуэй признавал, что он учился у Толстого писать о войне “как можно правдивее, честнее, объективнее и скромнее”.

“Я не знаю никого, кто писал бы о войне лучше Толстого”, – утверждал он в книге “Люди на войне”.

Высокий нравственный пафос “Войны и мира” волнует писателей 20 века, свидетелей новых опустошительных войн, в гораздо большей степени, чем современников Толстого. Немецкий писатель Леонард Франк в книге “Человек добр” назвал создателя “Войны и мира” величайшим борцом за те условия человеческого существования, при которых человек действительно может быть добр. В романе Толстого он увидел страстное участие к страданиям, которые война принесла всем людям и, прежде всего, русским людям.

По книге Толстого весь мир учился и учится Россия.

В 1887 году американец Джон Форест писал Толстому: “Ваши персонажи для меня – живые, настоящие люди, такие же, как и Вы сами, и составляют столь же неотъемлемую часть русской жизни. За последние годы вы, Достоевский и Гоголь населили то пространство, которое раньше было для меня безлюдной пустыней, отмеченной лишь географическими названиям. Приехав теперь в Россию, я стал бы разыскивать Наташу, Соню, Анну, Пьера и Левина с большей уверенностью, что встречусь с ними, чем с русским царем. И если бы мне сказали, что они умерли, я очень огорчился бы и сказал: “Как? Все?”.

Художественные законы, открытые Толстым в “Войне и мире”, составляют и поныне непререкаемый образец. Голландский писатель Тойн де Фрис выразился об этом так: “Больше всего захватывает меня всегда роман ” Война и мир “. Он неповторим”.

В наш век трудно найти человека, на каком бы языке он ни говорил, который не знал бы “Войну и мир”. В книге ищут вдохновения художники, перевоплощающие ее в традиционных (опера С. Прокофьева) и в новых, неизвестных во времена Толстого формах искусства, подобных кино и телевидению. Помочь читателю глубже, яснее, тоньше понять поэтическое слово. Его силу и красоту – в этом главная задача и условие их успеха. Они дают возможность как бы увидеть своими глазами ту действительную жизнь, любовь к которой мечтал пробудить Толстой своей книгой.

“Война и мир” – это итог нравственных и философских исканий Толстого, его стремлений найти правду и смысл жизни. Каждое произведение Толстого – это он сам, в каждом заключена частица его бессмертной души: “Весь я – в моих писаниях”.






Придумати закінчення до твору ляльковий дім.
Роман Толстого как шедевр мировой литературы