Проблема вождя и народа в поэме И. Я. Франка “Моисей”

Гениальный художник слова, ученый, общественный и политический деятель, И. Франко оставил колоссальное наследство, которое есть не только бессмертным историко-литературным фактом, а и живым явлением нашего настоящего. К сожалению, сейчас в душе почти каждого из нас хаос. Разрушаются все моральные, этические устои, миром руководят несправедливость и деньги. Люди не хотят замечать того, что им не нравится, верят лишь, в то что хотят верить. Не имея собственного взгляда на жизнь, они “как тот удивительный слепец, который чужим глазам верит” из поэмы И. Франко “Моисей”.

Именно так – пренебрегают родным и знакомым, отрекаются собственной веры, добра. Забывая собственные корни, не упоминая даже того, что сама она является частицей природы, частицей мира. Как видим, человечество топчется на месте в слепоте, загоняя себя в глухой угол самоуничтожения. Вместо духовных ценностей на первый план выходят низкие нужды:

Мясо стад их, и масло, и сыр Это высшая ласка.

Способны ли эти люди стать борцами за свободу, которая еще и не засеяла на небосклоне? А разве психология рабов-израильтян не тождественная психологии рабов-народа? Но в любые времена, в любом обществе всегда находится человек, который самим Богом избран быть охранником человеческой духовности, пророком согласия, чистоты, красоты, гуманности и добра.

И положил ему в душу свое

сокровище Сердцевед Иегова, Чтобы он был, будто светило во тьме, Будто казначей его слова,

Говорит И. Франко о пророке. Но чего достоин поводырь без народа? Моисей этого не сознает, поэтому ведет свой народ к обетованной земле.

Так, из низин тех, туманных и трусливых, Я хотел их подвести Там, где сам пруд, к светлым высотам И свободы, и чести.

Переведя на плечи Моисея весь груз ответственности и не сознавая исторического назначения, община не извиняет ему своей неустроенности нуждающегося существования. Поэтому возникает вопрос: способная ли масса подняться к уровню пророков? Наступает миг, когда гурьба действует вопреки здравому смыслу. Чтобы лишить Моисея влияния на умы людей, кое-кто подстрекает гурьбу побить пророка каменьями. Тогда же и чего:

Сорок лет, будто кузнец, я клепал их сердца и совесть?.. – думает про себя этот мужественный мужчина.

Нужно ли пророку сетовать на неблагодарность толпы? Как известно, никогда не мучают гурьбу укоры совести, так как коллективных укоров совести не бывает. Но Моисей не прячет в своей душе неприязни, он любит их всех. Эта любовь сильная еще и своей жертвенностью, самоотреченностью, так как:

Все, что имел в жизни, он отдал Для одной идеи, И горел, и яснел, и страдал, И трудился для нее.

Да, Моисей не слепой фанатик. Он тоже колеблется, так как он, как и все мы, человек. Оставшись наедине, он не уверен в целесообразности своего священного дела.

Запоздалое раскаяние, которое раздирает душу, мастерски воссоздает И. Франко в диалоге Моисея с темным демоном пустыни Азазелем. Представитель этой вражеской “системы” имеет намерение разрушить главное в личности проводника – веру в Бога и высшую миссию. И Моисей находит в себе силы противостоять демону, так как уверен, что каждый настоящий человек должен бороться против зла, должен находить в себе силы оставаться борцом до конца, так как:

Кто получит все сокровища земли И над все их полюбит, Тогда и сам станет их рабом, Сокровища духа потеряет. А это никогда не должно произойти!

И именно завещанием народу, завещанием людям мира есть слова И. Франко: “Не гасите же святого огня душ своих!” Не гасите! Наоборот, берегите его, так как это самое ценное, что в нас есть.


Тема та ідея вірша гімн красі.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Проблема вождя и народа в поэме И. Я. Франка “Моисей”