Мое отношение к героине рассказа Б. Гринченко “Украла”

Мне трудно однозначно определить собственное отношение к Александре, героине рассказа Б. Гринченко “Украла”. Чтобы справедливо оценить ее поступок, я попыталась сама стать на ее место и почувствовать все то, что чувствовала эта голодная девочка. Она от неудержимого желания хоть немного поесть украла у своей подруги Приськи кусок хлеба, и ее поймали “на горячем”.

Но я не могу назвать ее “воровкой” и требовать, как “… один большой школьник, не очень умный и не очень жалостливый”: “Видишь, что выдумано, – воровать!

Ее надо прогнать из школы!”. Переживания маленькой героини, которая “часто сидит на сухом хлебе”, очень болезненны и искренни. Это свидетельствует о том, что она – честный и добрый ребенок, но мучается от голода, переживает и все же совершает зло. Александра же не виновата, что в своей семье с отцом-пьяницей ей приходится не жить, а только существовать! Я представляю, как завидовала девочка подруге Прииске, которая всегда приносила из дома пирожки и лепешки!

Я готова оправдать Александру и не называть ее поступок воровством, но она сама мне подсказывает, что я ошибаюсь. “Она молчала и сидела неподвижно как каменная”,

“… громкое горькое рыдание раздалось в школе”, “… она ничего не хотела есть и все плакала”, – так передает Б. Гринченко состояние души “воровки”. Значит, она понимает, что совершила грех? Я с ней согласен: кража является кражей, настоящим преступлением, одним из тяжелейших библейских грехов. Взять без разрешения, тайком чужое – это значит украсть.

Гринченко заканчивает свой рассказ предложением: “В этом году она… выйдет из школы честным человеком”. И возникает вопрос: “Может быть вор честным?”. Нет, я не оправдываю позорного поступка Александры, которая мне очень понравилась, но понимаю: это – ее тяжелая беда. И подтолкнули девочку к этой беде нечеловеческие условия жизни и детское бессилие перед ними.






Чим смішний пан журден.
Мое отношение к героине рассказа Б. Гринченко “Украла”