Центральный персонаж драмы Островского “Гроза”

Кабаниха принадлежит к тем властным и сильным натурам, которые осознают себя хранительницами “порядка”, исконных норм и правил жизни: Кукушкина (“Доходное место”), Уланбекова (“Воспитанница”), Мурзавецкая (“Волки и овцы”), Мавра Тарасовна (“Правда – хорошо, а счастье лучше”).

Сама себе хозяйка (“богатая купчиха, вдо – 181 ва”), Марфа Игнатьевна Кабанова управляет домом, опираясь на старинный закон быта и обычая. “Порядок” для нее – средство обуздания вольной жизни, единственная защита “домашнего

космоса” от хаоса “воли”. К. ощущает себя блюстительницей “закона” и потому проживает свою жизнь спокойно, твердо и верно, искореняя любой намек на неподчинение домашних. Жестокость К. проявляется в привычке управлять “грозой”, не ведая любви, обходясь без милости, не подозревая о возможности прощения.

Ветхозаветной суровостью веет от пожелания К. согрешившей невестке: “Живую в землю закопать, чтоб она казнилась”. Ничто не способно поколебать уверенность К. в правильности ее жизненной философии: ни бегство дочери из опостылевшего дома, ни самоубийство невестки, которую она “сокрушила”,

ни внезапные обвинения дотоле безвольного и бессловесного сына: “Маменька, это вы ее погубили”. Она судит Катерину беспощадно и говорит без сожаления: “Об ней и плакать-то грех”. Бесполезны напоминания Кулигина о Боге, судье милосердном, – К. никак не отзывается на них. Но зато, согласно обычаю, “низко кланяется народу” за услугу в поисках бедной самоубийцы. К. “люта”, “крута” в соблюдении “старины” – и все “под видом благочестия”.

Монументальный образ Кабанихи живое воплощение “жестоких нравов”, о которых Борис говорит: “Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак”. К. раскрывается в пьесе как честная и страшная в своей последовательности защитница безблагодатного “закона”, не просветленного христианской любовью. Дальнейшим развитием этого образа в русской драматургии стала Васса Жеяезнова М. Горького.

Кабаниха герой романа Ф. Кафки “Замок” (1926). В бедной деревне, расположившейся у подножия огромного мрачного Замка, однажды вечером появляется уставший от долгой дороги К. и просит о ночлеге. Чиновник администрации Замка спрашивает его о цели прибытия, и К. объясняет, что он землемер и вызван сюда Замком. По телефону чиновник связывается с Замком, и выясняется, что никто землемера не вызывал. Однако через некоторое время, к удивлению К., прибывшего в деревню, види мо, с другими намерениями, его в Замке признают.

На следующий день К. пытается установить с Замком прямые отношения, но ему не удается туда проникнуть. Он узнает, что в этом ему отказано раз и навсегда. К. получает двух помощников, хотя работы у него нет. Разными путями К. пытается все же попасть к одному из чиновников, но безуспешно. На четвертый день К. получает от старосты деревни место школьного сторожа и вскоре узнает, что здесь он также не нужен. Жители деревни видят в К. только опасного пришельца, они относятся к нему недоверчиво и враждебно. Шесть дней К. пытается найти доступ к Замку. Из разговоров с жителями деревни он стремится понять систему взаимоотношений Замка и деревни. Но все его усилия разбиваются о недоступность бюрократии Замка и тупость жителей деревни.

Мир, в котором живет К., существует под началом невидимых и непонятных инстанций. Законы, при помощи которых руководят эти инстанции, недоступны для понимания отдельного человека.

Чиновничий аппарат всемогущ, принципы, которыми он руководствуется, невнятны. Следствием этого становится тотальный произвол и беззаконие. Жители деревни давно уже прекратили попытки понять условия своего существования, регламентированного до мелочей. Живут они в полной покорности. К.- чужой в этом мире, он не поддается летаргии, захватившей всех, борется за достойное место в жизни. Возлюбленная говорит ему: “Ты по-детски откровенен.

Твоя природа настолько отличается от нашей, что нам, даже когда ты говоришь откровенно, трудно заставить себя поверить тебе”. Вина, которую все время ощущает К. и которая ему самому не вполне ясна, позволяет догадаться о подлинном предназначении этого человека. Землемер К. из “Замка” не похож на всех других героев Кафки. Не случайно в начальных вариантах рассказ в романе велся от первого лица.

Роман “Замок” остался незавершенным. Кафка, по свидетельству его друга Макса Брода, планировал окончание романа следующим образом: “Так называемый землемер получает по крайней мере хоть какое-то удовлетворение. Он не сдается в своей борьбе, но умирает от истощения. У его смертного одра собираются лкщи, и из Замка спускается постановление, в котором говорится, что притязания К. на право проживания в деревне отклонены, но ему все же с учетом привходящих обстоятельств, разрешают здесь жить и работать”. Однако, исходя из мироощущения Ф. Кафки, который считал, что “в поединке между мной и миром секундантом выступает мир”, литературовед Г. Рихтер делает иной вывод: “Дальнейшее развитие отношений между К. и его окружением по расстановке сил кажется невозможным. В итоге постоянных стремлений К. быть причастным к чему-то стоит не страстное желание жить в сообществе, а смерть”.






Майбутнє україни і моє місце в ньому.
Центральный персонаж драмы Островского “Гроза”