Маленькие рассказы писателя. Произведения Хармса для детей

Даниил Хармс – это такой писатель, чье творчество не поддается никаким логическим объяснениям и разборам. Ну как можно найти смысл, читая его рассказы про вываливающихся из окон старушек, тюкающих по полену женщин, меняющих свои одежды и маски классиков. Он весело и непринужденно выходит за границы реальной действительности. Его мир – это фантастический мир волшебства и удивительных превращений.

Именно поэтому в его литературных анекдотах, к примеру, Гоголь так легко надевает маску Пушкина для того, чтобы в свою очередь быть узнанным,

как Лев Толстой. Перед глазами читателя, как в веселом цветном калейдоскопе, меняются, преображаются, выходят один из другого совершенно различные, а иногда и прямо противоположные персонажи. Все они отличаются друг от друга и одновременно представляют собой некую целостность. Временами создается впечатление, что автор, как умелый фокусник, жонглирует разноцветными кеглями, только вместо циркового инвентаря у него люди, герои его рассказов, известные и неизвестные. Более того, никогда невозможно предугадать, что он вытащит, к примеру, из рукава или шляпы в следующий момент: ” Пушкин часто бывал в гостях у Вяземского,
подолгу сидел на окне, все видел и все знал. Он знал, что Лермонтов любит его жену. Потому считал не вполне уместным передать ему лиру. Думал Тютчеву послать за границу – не пропустили, сказали, не подлежит: имеет художественную ценность. А Некрасов ему как человек не нравился. Вдохнул и оставил лиру у себя”. Для автора не важны какие-либо исторически обусловленные временные рамки, поскольку человеческая фантазия не знает границ, и это, наверное, единственная сфера, где не существует законов.

Даниил Хармс считал, что настоящий писатель должен каждый день посвящать своему творчеству. Именно поэтому день, в течение которого он ничего не написал, воспринимался этим талантливым человеком как настоящая трагедия. Маленькие рассказы в какой-то мере являются результатом подобного отношения к своей литературной деятельности. При чтении произведений Хармса у читателя складывается определенное настроение. С одной стороны, это осознание, что ты столкнулся с чем-то удивительным, непознанно-прекрасным. С другой стороны, рассказы Хармса, несмотря на абсурдность описанных в них ситуаций, затрагивают и актуальные во все времена темы. Это любовь, предназначение человека в этом мире, отверженность, непонимание окружающими, внутренний конфликт. В рассказе

“Суд линча” рассказывается история о том как благое дело из-за какой-то мелочи заканчивается смертоубийством. Хармс показывает неумение, вернее, нежелание людей слушать друг друга, относиться к друг другу по-человечески. Слепая ярость толпы может в любой момент повернуться на кого угодно, даже на неповинного человека: “Толпа принимает сторону человека среднего роста… Толпа волнуется и за неимением другой жертвы хватает человека среднего роста и отрывает ему голову. Оторванная голова катится по мостовой и застревает в люке для водостока. Толпа, удовлетворив свои страсти, расходится”. Человеческая жестокость не знает предела, причем это выражается не только в драках. Хармс ненавязчиво, через абсурдность ситуации, смех показывает, насколько люди могут быть жестоки. Причем нередко для подобного отношения нет никаких явных причин. Здесь можно вспомнить рассказы “Тюк”, “Мышкин убил Кошкина” и др. Непонимание, равнодушие людей зачастую становятся главной темой произведений Хармса. Иногда он говорит, что уж лучше совсем не общаться с окружающими, чем так: “Два человека разговорились. Причем один человек заикался на гласных, а другой на гласных и согласных. Когда они кончили говорить, стало очень приятно – будто потушили примус”.1 Абсурдный мир – это норма для Хармса, поскольку реальный мир зачастую бывает еще более непостижим и абсурден, чем мир откровенных фантазий. Автор пытается раскрыть внутренний мир человека, понять, что мешает каждому найти свое предназначение в этом мире, реализоваться как личность. В рассказе “Сундук” главный герой вдруг оказывается внутри этот атрибута мебели. Причем это его самостоятельный выбор: “человек с тонкой шеей забрался в сундук, закрыл за собой крышку и начал задыхаться”. Не так ли многие из людей сознательно запирают сами себя в узкие рамки, не только ограничивают деятельность, но и гасят любое движение творческой мысли. Человек, сидя в сундуке, мечтает увидеть “борьбу жизни и смерти”. Это будоражит кровь и мешает взять и открыть сундук своими же руками. И вот главный герой задыхается, медленно погибает. Он вдруг понимает, что ничего нет героического и прекрасного в подобной смерти: “И ничего возвышенного нет в моей голове. Я задыхаюсь…” Смерть ужасна в любом ее проявлении. Однако что-то происходит – сундук исчезает сам собой: “На стульях и кровати лежали вещи, вынутые из сундука, а сундука нигде не было”. Человек, неожиданно получивший свободу, не предпринимает никаких попыток докопаться до сути происходящего: “значит, жизнь победила смерть неизвестным для меня способом”. Хармс указывает на то, что некоторые люди настолько погрязли в пошлости и обывательщине, что они практически превратились в ноль для общества. Это люди, у которых ничего нет: “У него не было даже рук и ног. И живота у него не было, и спины у него не было, и хребта у него не было, и никаких внутренностей у него не было. Ничего не было! Так что непонятно. О ком идет речь”. По мнению Хармса, человек заслуживает беседы, разговора, только в том случае, когда у него хоть что-то есть, когда в нем еще теплится духовность.

Даниил Хармс множество своих произведений написал для детей. Именно маленькие человечки, как никто другой, смогли прочувствовать, понять яркий и сказочный мир писателя. Здесь можно поиграть, перевоплотиться:

Я теперь уже не Петька,

Разойдитесь!

Разойдитесь!

Я теперь уже не Петька,

Я теперь автомобиль.

И полюбоваться воздушными шарами: “Летят по небу шарики…”, и превратить обычные дощечки в отличное средство передвижения. Писателю был близок по-детски непосредственный мир ребенка, с его неповторимыми фантазиями и верой в волшебство. Ведь когда ты веришь в чудо, возможно все. Пара пустяков, оказывается, вылечить пли переместить больную кошку при помощи воздушных шаров домой. А варенье выступает в качестве чудодейственного средства, поднимающего с постели даже самого закоренелого сопю. Произведения автора веселы и забавны, ярки, как цирковое представление. Вместе с тем они невероятно интеллектуальны. Так, к примеру, стихотворение “Веселый старичок” становится смешным только тогда, когда ребенок понимает, что каждый поступок главного героя нелеп, а каждое слово противоречит смыслу. Так, увидев паука, старичок пугается, однако от испуга он вдруг начинает смеяться. Смысловые проделки Хармса завораживающе интересны. Возможно, именно поэтому Даниил Хармс вот уже в течение долгих десятилетий остается любимым поэтом, писателем у самой строгой и непримиримой в плане иаигранности и искусственности публики – детей.






Відгуки до творів письменників.
Маленькие рассказы писателя. Произведения Хармса для детей