Типичность фигуры доктора Старцева для эпохи Чехова

Недавно я прочла рассказ Чехова ” Ионыч “. Чехов страстно бичевал человеческую пошлость в быту и настроениях интеллигенции. Нарисовав множество образов русских интеллигентов, Чехов достиг огромной силы типизации. Имена некоторых его героев стали нарицательными. К их числу принадлежит прежде всего имя Беликова, врага всего нового и свежего, “человека в футляре”, живущего под вечным опасением: “Как бы чего не вышло”.

Также типична для эпохи Чехова фигура доктора Старцева. Чехов рассказывает печальную историю образованного,

дельного врача Дмитрия Ионыча Старцева, превращающегося в провинциальной глуши в угрюмого нелюдима и черствого эгоиста.

Вначале перед нами живой, энергичный, молодой земский врач. Он много работает в больнице города С. и полон бодрого желания трудиться для общества. Старцев пытается войти в жизнь горожан, найти в их сердцах отклики на те мысли и чувства, которыми он живет. Но скоро “опыт научил его мало-помалу, что пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже неглупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобном, например, о политике или науке, как он

становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти.

Был в жизни Старцева момент, когда он почувствовал очарование жизни, власть поэтической мечты. Это было тогда, когда он влюбился в дочь Туркиных. Но чувство Старцева не нашло отклика. Котик уехала в столицу – и Старцев снова остался одиноким в кругу серых провинциальных обывателей.

Через несколько лет после неудачного сватовства Старцев вновь встречается с когда-то любимой девушкой. На минуту в душе его “затеплился огонек”. Ему показалось, что прежнее чувство, такое крепкое, радостное и мучительное, которое даже нельзя “передать на словах”, появится вновь и девушка теперь может ответить на него. Йо Старцев теперь уже другой человек: он сам уже не способен к глубокому чувству.

Старцев безнадежно опускается. Его интересуют только деньги, карты да сытый ужин. Отсутствие высоких облагораживающих порывов и идейных стремлений, прозаичность настроений и душевная сухость превращают его в обывателя, в грубого жадного эгоиста.

Изменение психологии Старцева последовательно отражается в его языке. ,Иногда Старцев был еще полон свежих, неистраченных душевных сил, в речах его слышались чувство и искренность. В пору влюбленности в Котика с языка его срываются такие фразы: “Умоляю вас”, “Страстно хочу”, “Заклинаю вас”.

Однако жизнь “без впечатлений, без мыслей” брала свое. Теперешний идеал Старцева – лишь обеспеченность и покой. Черствый врач, не желающий потерять ни одной лишней минуты на разговоры с пациентами, он грубо бурчит: “Извольте отвечать только на вопросы. Не разговаривать!” Так процесс духовного обнищания сказывался в его языке.

Мастерство Чехова-рассказчика особенно проявляется в композиции “Ионыча”. Композиция рассказа подчиняется одной общей цели – показать постепенное духовное отрицание героя и убогую жизнь города. Но как рассказать о жизни героя и целого города на протяжении нескольких страниц? Чехов добивается этого следующими художественными средствами.

Прежде всего постепенно и незаметно упрощается композиционно-сюжетная линия рассказа. Такие компоненты произведения, как пейзаж и диалоги, по мере развития сюжета исчезают, автор искусно ставит это в связь с эволюцией образа героя. Пока Старцев был молод, он любил музыку, пел, влюблялся, мечтал, вел споры и разговаривал с окружающими. Для характеристики его настроений нужен был и пейзаж лунной ночи, тонко передающий очарование любви, переживаемой героем, и диалоги, обрисовывающие гамму его переживаний. По мере того как круг интересов Старцева суживается, яркие краски из его жизни исчезают. Старцев превращается в угрюмого одинокого обывателя, пейзаж и диалог делаются теперь ненужными в произведении.

Так как, по словам Чехова, “беллетристика должна укладываться сразу, в секунду”, автор, изображая многолетний процесс морального падения героя, расставляет на жизненном пути героя только основные вехи. Мы узнаем, что первое путешествие в город Старцев совершает пешком, потом ездит на паре лошадей и, наконец, на тройке с бубенчиками, с раскормленным кучером на козлах. Промежуток между этими вехами автор не заполняет ничем, да это и не нужно: рост материального благополучия и огрубения героя обрисован уже предельно выразительно несколькими характерными штрихами.

Еще одна интересная особенность рассказа. Губернатор города, в котором развиваются события, почти не описывается автором. Между тем очень хорошо чувствуется душная атмосфера города. Достигается это следующим художественным приемом: автор знакомит нас с самой образованной и талантливой семьей в городе – семьей Туркиных. Чехов трижды дает описание этой семьи, каждый раз упрощая и сокращая описание. Внешне красивая жизнь Туркиных оказывается до ужаса монотонной.

Туркин в своих рассуждениях об убытках, ему причиненных, доводит мысль до масштабов человечества. От жизни человеку – убыток, – философствует он, – а от смерти – польза. И становится горько, зачем на свете такой страшный порядок, что жизнь, которая дается человеку только один раз, пропадает без пользы. Но Чехов не только смеялся, не только издевался и тосковал, он видел будущее России. Все в чеховских повестях и рассказах, пьесах и новеллах посвящено идее уничтожения того пошлого и мерзкого, что творилось в России. Тема произведения – изображение мертвенной силы обывательщины и пошлости, засасывающей в свое болото даже культурного человека, если у него нет внутреннего протеста и идейного противоядия. Рассказ помогает читателям увидеть окружающую их действительность при ярком свете полуденного солнца, когда всего виднее темные пятна.






Суперечливість теорії крові по совісті родіона раскольнікова.
Типичность фигуры доктора Старцева для эпохи Чехова