Счастливое лукошко

Утром Алеша и бабушка Устинья пошли в лес по ягоды и взяли с собой то самое лукошко.

В лесу хорошо! Воздух смолистый, чистый, как вода в ключе. Пить его и не напиться досыта. Бабочки летают на полянах и пчелы гудят – осторожные, вежливые. Жалить они не собираются: делом заняты, первый взяток берут и добрых людей издалека чувствуют… А шишек сколько под ногами! Хватит на все самовары в мире да еще и останется. Берите, чаевники, не стесняйтесь, пейте чай в свое удовольствие!.. Ягод только нет.

– Шаром покати,- жалуется бабушка Устинья.- Куда

они подевались? Куда спрятались ягодки-то, а?

– Может, не поспели еще? – спрашивает Алеша.- Не рано ли мы вышли?

– Не рано,- отвечает бабушка.- Были ягоды, да сплыли. Их поспеловские старухи подчистую выбрали.

– Чего они так?

– Азартные.

Шли бабушка и внучек по тропинке, прошнурованной сосновыми корнями. Тропинка под гору повела-побежала. Поскользнулся Алеша на гладком корешке, упал.

Не больно упал, а все-таки! Лукошко вырвалось из рук, покатилось, как колесо, запрыгало на корнях, свернуло в сторону, задребезжало то тут, то там и затихло. Где оно затихло-то?

Вроде бы справа. Тут склон поляночкой,

смотрит на юг, на солнышко, и по этому склону встречается земляника. Робкая ягодка, ранняя, но такая сладкая, нежная. Если не лениться да каждой ягодке поклониться, набрать можно много. Теперь другая забота: ягоды есть, а собирать не во что – лукошка нет. То есть как это нет? Лежит лукошко в траве-землянике донышком кверху, и прыгает по нему птичка-невеличка.

Хвост серый, грудка золотая, голосок тоже золотой:

“Цвинь! Цвинь!”

Скок-поскок, и опять:

“Цвинь! Цвинь!”

“Играй, пока не надоест. Радуйся”,- подумал Алеша и стал собирать ягоды в фуражку, а больше – в рот.

Оглянулся проведать лукошко и замер. Сидит на лукошке лягушка и на Алешу смотрит. Да какая! Темно-зеленая, прозрачная; лапки точеные; каждый пальчик видать.

А глаза васильковые. Приподнимается на лапках, чтобы лучше рассмотреть мальчика, воздух в себя набирает и вот-вот скажет нечто важное.

– Царевна-лягушка! – вырвалось у Алеши.

– Да нет,- сказала бабушка.- Не царевна: некоронованная она.

– Некоронованная,- согласился Алеша.- Была бы корона на голове…

– Была бы корона,- подхватила бабушка,- мы бы у нее чего-нибудь выпросили.

– Я бы “Сказки” Пушкина попросил! – обрадовался мальчик.- С хорошими картинками. Да пирог с калиной. А ты?

– Я бы молодости,- сказала бабушка Устинья.- Больше ничего.

Лягушка посидела на лукошке и ускакала в траву, где пониже поляны точится ручей и вода в нем об эту пору пахнет земляникой и горчит смолой и хвоей. Бабушка и внучек засветло принесли из лесу лукошко ягод. Мало сказать “полное”. С верхом, под самую ручку вздымается красная ягодная горка, сама – как большая ягода! Вот какое оно – старое лукошко: в любое время чем-нибудь да угодит хозяевам. Оно уже истерлось, разлохматилось кое-где. Иные прутики заменить пришлось, подплести новые, молодые… А выбрасывать нельзя! Что вы: где еще такое найдешь? Нигде. Счастливое лукошко!






Твір у публіцистичному стилі на тему чого не вистачає українцям.
Счастливое лукошко