Новаторские взгляды Чехова в пьесе “Вишневый сад”

Рассмотрим, как отразились новаторские взгляды Чехова в пьесе “Вишневый сад”. Чехов назвал свою пьесу комедией. Это потому, что он явно смеялся в ней над смешными призраками старого времени – над Гаевым, Раневской, Симеоновым-Пищиком, опоздавшими вовремя умереть. Образы эти, несмотря на лирический тон пьесы, представлялись ему как водевильные. Чехов недаром говорит: “Вышла у меня не драма, а комедия, местами даже фарс”. И А. М. Горький говорил, что пьесы Чехова нужно играть как “лирические комедии”, в соответствии с лирической

тональностью пьес. Но столь же правильно назвать “Вишневый сад” социально-психологической пьесой. Это зависит от того, с какой стороны рассматривать пьесу.

В ней мы видим прежде всего чрезвычайно простую фабулу и явно ослабленную сюжетную линию. Драматического сюжета в обычном смысле, построенного на борьбе героев с жизненными препятствиями, в пьесе нет. Нет в пьесе также ни острой завязки, ни эффектной развязки. Сам Чехов отмечал, что в пьесе “нет ни одного выстрела”. Пьеса держится поэтому не на внешней интриге, а на чем-то другом, а именно – на настроении, создаваемом совокупностью (ансамблем) всех сценических

средств.

Композиция пьесы отличается простотой и стройностью.

Сцена в действии 1м, где говорится об угрозе, нависшей над вишневым садом,- это экспозиция. Во 2м действии драматизм положения владельцев вишневого сада нарастает; чувствуется приближение катастрофы. Действие 3е, где рассказывается о продаже вишневого сада,- это кульминация. В 4м действии происходит развязка. Никаких событий, осложняющих и замедляющих развитие действия и приближение катастрофы, в пьесе нет.

Нет в пьесе и главного действующего лица, вокруг которого вязался бы весь узел событии. Пьеса от начала до конца окрашена лиризмом, то грустным, то сентиментально-восторженным, то романтически-красивым. Этот лиризм звучит прежде всего в речах персонажей. Раневская входит в дом и, едва переступив порог первой комнаты, радостно, сквозь слезы, обращается с речью к своей детской комнате. Немного позже она же говорит: “Я не могу усидеть, не в состоянии… Я не переживу этой радости… Смейтесь надо мной… я глупая. Шкапик, мой родной!.. (Целует шкап.) Столик мой!..” А через несколько минут, охваченная тем же чувством любви к своей усадьбе и воспоминаниями

Прошлого, она снова вспоминает детскую комнату и “белый сад”, смеясь от радости.

Иначе звучит речь Трофимова. В конце второго действия, говоря о будущем страны, он страстно призывает: “Вперед! Мы идем неудержимо к яркой звезде, которая горит там, вдали! Вперед! Не отставай, друзья!”

В конце третьего действия выступает с горячим монологом Аня: “Мама!.. Мама, ты плачешь! Милая, добрая, хорошая моя мама, моя прекрасная, я люблю тебя… я благословляю тебя. Вишневый сад продан, его уже нет, эго правда, правда, но не плачь, мама, у тебя осталась жизнь впереди, осталась твоя хорошая, чистая душа… Пойдем со мной, пойдем, милая, отсюда, пойдем! Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, поймешь, и радость, тихая, глубокая радость опустится на твою душу, как солнце в вечерний час, и ты улыбнешься, мама!”

Чехов, большой мастер в изображении тонких, едва уловимых настроений, знакомит зрителя с психологией действующих лиц и одновременно окрашивает всю пьесу в лирический тон. Лиризм этот сказывается не только в монологах и частых репликах героев – он создается в пьесе и при помощи отдельных восклицаний (“Солнышко мое! Весна моя!”), повторения слов (“Пойдем, родная, “пойдем!”, “Сестра моя, сестра моя!”) и даже пауз, недомолвок. Назначение пауз в “Вишневом саде” – именно усилить впечатление, подчеркнуть общий лирический тон пьесы.’

Автор настойчиво окрашивает настроение героев в тот или иной лирический тон также и своими ремарками: радостно; сквозь слезы, плачет; нежно; в раздумье; задумчиво и т. п.

К числу средств, усиливающих впечатление от событий, которые происходят на сцене, относится также и пейзаж. Варя тихо отворяет окно в сад и говорит: “Уже взошло солнце, не холодно. Взгляните, мамочка: какие чудесные деревья! Боже мои. воздух! Скворцы поют!” Охваченная чувством восторга, Раневская восклицает: “Какой изумительный сад!” А Гаев грустно бросает реплику: “Да, и сад продадут за долги, както ни странно”. Так в пьесе переплетены умиление перед красотой цветущего белоснежного вишневого сада, утопающего в лучах утреннего солнца, и грустное сознание того, что сад этот доживает последние дни. Этот контраст настроений искусно сгущает атмосферу тихой грусти, разлитой в пьесе.

В пьесах Чехова, как уже указывалось выше, важны не только переживания героев, а весь ансамбль сценических средств, совокупность всего, что зритель видит на сцене. Автор использует каждую деталь, усиливающую эмоциональную сторону пьесы. Отсюда понятна та роль, которую играют в пьесе зрительный и слуховой элементы.

Зрительные эффекты в пьесе “Вишневый сад” создаются в основном при помощи пейзажа; таковы белые цветы вишневого сада и восходящее солнце (в первом действии), заходящее солнце (во втором действии) и т. п. Не менее важную роль в пьесе играют слуховые эффекты: замирающий печальный звук лопнувшей струны (во втором действии), тихая музыка (в третьем действии), стук топора (в последнем действии). Глухие удары топора по стволам вишневого сада в последнем действии играют особенно важную роль в композиционной структуре пьесы: они символизируют гибель вишневого сада, конец дворянского гнезда с его ненужными для жизни, беспомощными владельцами.

К. С. Станиславский, оценивая эту сторону драматургической техники Чехова, писал: “Чехов одинаково владеет на сцене и внешней, и внутренней правдой. Он уточнил и углубил наши знания о жизни вещей, звуков, света на сцене, которые в театре, как и в жизни, имеют огромное влияние на человеческую душу”.

Чехов искусно избегает монотонности настроений. Он добивается этого при помощи контрастного переплетения в пьесе драматического и комического элементов. Такое построение пьесы тоже целиком обусловлено задачей воспроизвести на сцене обыкновенную жизнь, для которой характерно каждодневное чередование самых разнообразных настроений. Мы видим в пьесе ряд комических персонажей (Епиходов, Симеонов-Пищик, Яша, Дуняша) и ряд комических ситуаций. Минорная настроенность Раневской и Гаева сменяется и переплетается с бодрым тоном речей Трофимова, Ани, Лопахина. Мало того, даже в настроениях отдельных героев (например, Раневской) чередуются то бодрые, то печальные ноты. В пьесе нет борьбы характеров, ко динамика настроений налицо.






Образ князя ярослава мудрого роман диво.
Новаторские взгляды Чехова в пьесе “Вишневый сад”