Изложение в прозе стихотворения Лермонтова “Мцыри”

Однажды русский генерал проезжал. Ребенка пленного он вез. Из жалости шестилетнего ребенка призрел один монах и оставил его в монастыре. Пленник сначала избегал всех, “томим неясною тоской по стороне своей родной”. Но потом он привык, стал понимать “чужой” язык, был окрещен и уже готовился принять монашеский обет, как вдруг однажды исчез. Его искали три дня и нашли бледным и исхудавшим. На вопросы он не отвечал, угасая с каждым днем. Было ясно, что конец юноши близок. Перед смертью, собрав остаток сил, он сказал посетившему его монаху:

“Ты слушать исповедь мою Сюда пришел – благодарю. Все лучше перед кем-нибудь Словами облегчить мне грудь. Я эту страсть во тьме ночной Вскормил слезами и тоской, Ее пред небом и землей Я ныне громко признаю И о прощенье не молю”.

Юноша поведал старому монаху о том, что видел на воле: пышные поля, покрытые деревьями холмы, груды темных скал, горные хребты, и “в снегах, горящих, как алмаз, седой незыблемый Кавказ”. Он вспоминает отцовский дом, родной аул, смуглых стариков, отца в “одежде боевой”, своих молодых сестер, звуки их песен и речей. Он долго бежал, потом лежал в траве, вслушиваясь в говор потока. В туманной вышине пели птицы, кругом цвел божий сад, вились виноградные лозы. Небесный свод был прозрачно глубок и полон ровной синевой. Юноша спустился к потоку, и ему навстречу повеяла свежесть

горных вод. Все ближе звучал голос молодой грузинки. Держа кувшин над головой, она сходила к берегу. Девушка шла легко, откинув чадру. Лицо, грудь, мрак ее очей были так полны тайн любви, что думы его “смутились”, а когда он очнулся, стройная, как тополь, грузинка исчезла. Но и во сне пленнику являлся ее образ. Страшной сладкой тоской пылала грудь юноши. Он видел “цель одну – пройти в родимую страну”, но дороги туда не знал: вокруг стоял непроходимый лес. Беглец упал на землю и зарыдал. Вдруг он увидел поляну, по ней метнулась тень: это был могучий барс.

“Я ждал, схватив рогатый сук, Минуту битвы – сердце вдруг Зажглося жаждою борьбы И крови… да! рука судьбы Меня вела иным путем… Но нынче я уверен в том, Что быть бы мог в краю отцов Не из последних удальцов. Но с торжествующим врагом Он встретил смерть лицо к лицу, Как в битве следует бойцу”.

Выйдя из лесу, юноша сидел, вслушиваясь в смутный гул, доносившийся из аула. Раздался дальний звук колокола. Все дышало радостью бытия. Он видел монастырь, его сверкающую зубчатую стену. Голова его закружилась, язык стал “беззвучен и нем”. Юноша чувствовал близость конца, его томил предсмертный бред. Таким беглец был найден, и теперь его печалит лишь мысль о том, что его “труп холодный и немой не будет тлеть в земле родной”. Он просит, чтобы в предсмертный час его перенесли в сад, откуда видны горы Кавказа, и позволили получить прощальный привет с родной стороны.



Твір на тему моя майбутня професія вчитель.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Изложение в прозе стихотворения Лермонтова “Мцыри”