Изложение в прозе романа в стихах “Евгений Онегин”. Главы 3-4

Глава третья. Страстно влюбленный в Ольгу Ленский все вечера проводил у Лариных. В ответ на недоумение Онегина: что интересного нашел его друг в обществе этой семьи, где только и разговоров, что “про дождь, про лен, про скотный двор”, Ленский отвечает: “Я модный свет ваш ненавижу, милее мне домашний круг”. Удивленный Евгений просит представить его этому семейству.

И вот знакомство состоялось. На обратном пути от Лариных Онегин делится впечатлениями с Ленским:

“Скажи: которая Татьяна? – Да та, которая грустна И молчалива, как Светлана, Вошла и села у окна.- “Неужтоты влюблен в меньшую?” – А что? – “Я выбрал бы другую, Когда б я был, как ты, поэт”.

Между тем появление Онегина в доме Лариных посеяло много толков среди соседей: было решено, что у Татьяны появился жених, поговаривали даже, что дело уже слажено и вот-вот назначат свадьбу. Татьяна слушала эти пересуды с досадой, но тайком думала о Евгении “с неизъяснимою отрадой”. “Пора пришла, она влюбилась. Так в землю падшее зерно Весны огнем оживлено. Давно ее воображенье. Сгорая негой и тоской,

Алкало пищи роковой; Давно сердечное томленье Теснило ей младую грудь; Душа ждала… кого-нибудь. И дождалась… Открылись очи; Она сказала: это он!” Гонимая тоской любви, Татьяна решает писать к Онегину. В самую трудную ночь жизни, перед тем как начать письмо, она разговаривает со своей няней. На вопрос барышни – любила ли когда-нибудь старуха и как она венчалась, – няня отвечает:

“Так, видно, Бог велел. Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет. Недели две ходила сваха К моей родне, и наконец Благословил меня отец. Я горько плакала со страха”.

Тут няня спохватывается, она замечает, что барышня не слушает ее. На вопрос старушки, что с ней, Таня отвечает: “Я не больна: я… знаешь, няня… влюблена”. Она просит дать ей перо, бумагу и оставить одну. Татьяна пишет Онегину письмо. Делая лирическое отступление, А. С. Пушкин восклицает: “Татьяна! Для кого ж оно?” Он жалеет свою героиню, льет вместе с ней слезы, понимая, что та отдала свою судьбу “в руки модного тирана”. Автор просит читателя простить Татьяне “легкомыслие страстей”, ведь она так доверчива, одарена от природы таким нежным и пламенным сердцем и так любит! В отличие от холодных и неприступных великосветских красавиц, она вся как на ладони, любит “без искусства”: “не говорит она: отложим – любви мы цену тем умножим, вернее в сети заведем…” И вот перед нами письмо Татьяны, написанное по-французски (“Доныне дамская любовь не изъясняется по-русски”,- замечает Пушкин).

Настало утро. Запечатав письмо, Татьяна просит верную няню послать своего внука с ним к Евгению. Прошел день, а ответа все не было. Наступил другой – все то же. Приехал Ленский – ноодин, без друга… Душа Татьяны ноет, слезы застилают глаза… Как вдруг послышался конский топот… все ближе и ближе… и вот Евгений здесь! Татьяна в смятении бежит в сад. В саду крепостные девушки собирали ягоды и пели песню:

“Девицы, красавицы, Душеньки, подруженьки, Разыграйтесь, девицы, Разгулятесь, милые!”

Пушкин как бы между прочим поясняет: пели-то они по барскому указу, чтобы занятые пением девичьи уста не могли есть ягод. Справившись наконец с волнением, Татьяна пошла по аллее парка – и тут “…предней, блистая взорами, Евгений стоит подобно грозной тени”.

Глава четвертая

“Чем меньше женщину мы любим, Тем легче нравимся мы ей И тем ее вернее губим Средь обольстительных сетей”.

Этими строками начинает А. С, Пушкин четвертую главу романа. Пережив разочарования юности и утратив “жизни лучший цвет”, Евгений уже давно не испытывал ни к кому пылких чувств, “а волочился как-нибудь, откажут – мигом утешался, изменят – рад бы отдохнуть”. Его отношения с женщинами подобны поведению гостя, севшего скуки ради поиграть в карты. Однако, получив послание Татьяны, Онегин был тронут. На какой-то миг что-то всколыхнулось в его душе – но это было лишь минутное движение сердца.

Татьяна и Евгений встретились. Онегин признается, что ее искреннее письмо привело в волнение его “давно угаснувшие чувства” и заставляет ответить столь же искренним признанием. Он уверяет девушку, что если б задумал стать семьянином и ограничить свою жизнь домашним кругом, то не искал бы себе лучшей подруги. Но, увы, такой удел не для него. Он таков, каков он есть, убеждает он влюбленную девушку (“Не обновлю души моей…”), любит ее – лишь “любовью брата”. Пройдет время, все забудется, и она еще полюбит снова,- уговаривает Евгений Татьяну.

Она слушала его молча, сквозь слезы и, когда он закончил свою “проповедь”, не возразив ни словом, встала. Опершись о руку Евгения, она вернулась в дом, и никто не заметил ее душевных мук. С тех пор покой оставил Татьяну.

“Увы, Татьяна увядает, Бледнеет, Гаснет и молчит! Ничто ее не занимает, Ее души не шевелит…”

Здесь А. С. Пушкин оставляет эту печальную тему, чтобы “развеселить воображение” читателя картиной счастливой любви. Все более пленяясь предметом своей нежной страсти, Ленский не отходит от Ольги ни на шаг. Уединившись, они задумчиво сидят над шахматной доской, и “Ленский пешкою ладью берет в рассеянье свою”, иногда Владимир читает Ольге вслух роман и исправно украшает альбом своей любимой пылкими стихотворными признаниями. Иронизируя над альбомами уездных барышень, куда подружки или “пиит армейский” заносят стишки вроде “Кто любит более меня, пусть пишет далее меня”, Пушкин пишет о стихах Ленского: И вот уже за ноябрем пришла зима, трещат морозы, река оделась льдом – для глуши это томительная пора, когда можно разве что читать, проверять хозяйственные расходы да проводить время за игрой в бильярд. Вооружившись кием, Онегин сутра играет “в два шара”, а вечером ждет Ленского к обеду. В один из таких вечеров, когда в камине уже потух огонь, за бокалом вина Онегин как бы невзначай спрашивает у друга: “Ну что соседки? Что Татьяна? Что Ольга резвая твоя?” Ленский вспоминает, что Евгений зван в гости к Лариным: на следующей неделе Татьянины именины – Татьянин день. “Оленька и мать велели звать, и нет причины тебе на зов не приезжать”,- сообщает он и вновь заговаривает об Ольге. Неудивительно – через две недели “назначен был счастливый срок” и Ольгу с Ленским должны были связать узы Гименея. Он любил, был любим и чувствовал себя как никогда счастливым.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Відгук про спектакль.
Изложение в прозе романа в стихах “Евгений Онегин”. Главы 3-4