Вентура де-ля Вега


Вентура де-ля Вега принадлежит к числу выдающихся писателей, занявших наиболее видные места в истории испанской литературы XIX века. Родился он в Буэнос-Айресе в 1807 году, a в 1818 прибыл в Мадрид, где начал и кончил свое образование и где оставался потом до самой смерти, т. е. до 1865 года. Только изредка и то не на долго покидал он этот город, заменивший ему родину.

Еще в ранней юности разные случайные обстоятельства сблизили его с коллегией Сан-Матео, т. е. с теми людьми, которые под руководством Альберто Листы были потом главными участниками в благотворном движении литературы 1830 года. Не малую услугу оказали ему также и семейные связи, особенно вначале карьеры. Отец его занимал тогда один из высших административных постов в Буэнос-Айресе и пользовался большим значением в этом вице-королевстве, что создало и для сына самые благоприятные условия с первого же его вступления в общественную жизнь. С одной стороны ему способствовало влиятельное покровительство министров и высших сановников, с другой близкое общение с такими блестящими талантами, как Ларра, Эспронседа, Патрицие де-ля Эскозура.

Сначала он был одним из самых ревностных членов академии Мирты, основанной около 1823 года, потом с такой же горячностью примкнул к союзу Нумантины, состоявшему почти сплошь из одних безбородых юношей, что, однако же, не помешало правительству Фердинанда VII ожесточенно

преследовать их, как самых опасных заговорщиков. Но в то время, когда Эскозура и Эспронседа принуждены были бежать из отечества, Вентура де-ля Вега, благодаря покровительству министра Cea Вермудеса, преспокойно оставался в одном из главных мадридских монастырей.

Затем юношеский жар стал быстро остывать в нем; и все навеянное извне исчезало мало-помалу под влиянием природных инстинктов; сначала он еще колебался, в какую сторону направить свой жизненный путь: примкнуть ли к либеральным стремлениям Ларры и Эспронседы, или же, уступая противоположному давлению, приобщиться ретроградному аристократическому духу. Выбор оказался нетрудным: служение народу совсем не соответствовало ни характеру Вентуры де-ля Вега, ни его утонченным привычкам, и он легко отрекся от популярности, предпочел холодное одобрение высшего круга единодушным рукоплесканиям и горячему энтузиазму толпы.

В 1828 году он воспел усмирение Каталонии Фердинандом VII, и эта громкая ода еще более возвысила его славу среди официальной публики. С той поры поэт никогда не нарушал своего безусловного согласия с имеющими силу и власть: во время регентства Христины, как и в царствование Изабеллы II, перед династиями Орлеанов, Бонапартов, Монтихо, он одинаково готов был раболепствовать, прославлять всех коронованных особ на испанском и французском тронах, не исключая даже и тех, что еще только стояли на ступенях, ведущих к этим тронам. Поэтому Вентура де-ля Вега легко достигал всего, к чему стремилось его честолюбие: окруженный всевозможными почестями, осыпаемый щедрыми наградами, он был и академиком, и главным директором консерватории, основанной Христиной, был канцлером королевы; a смерть застала его уже на самой вершине иерархической лестницы, в двойном звании, высшего государственного сановника и профессора литературы при королеве Изабелле и сестре ее герцогине де Монпансье.

Определив то направление, какому неизменно следовал Вентура де-ля Вега с начала и до конца своего литературного поприща, нам уже не трудно составить понятие об общем характере всех его произведений: со стороны внешней формы они вполне безукоризненны, т. е. правильны, изящны, грациозны, но не ищите в них ни жизни, ни теплоты, ни настоящего одушевления.

Вентура де-ля Вега отличался именно теми качествами великосветского человека, что изощряют ум, дают ему внешний лоск, но в тоже время лишают его всякой глубины. Как истый денди относится к своему туалету, соблюдая безукоризненное изящество во всех его мелочах, так и он относился к своему литературному творчеству, заботясь лишь o красивой отделке стиха, a не o внутреннем содержании главная цель его заключалась в том, чтобы угодить кому следует, заслужить одобрение хотя немногих, но избранных, высокопоставленных лиц, которым нужно было не то, что действует на ум или сердце, a что забавляет и льстит.

Сочинения его состоят из хвалебных од, написанных по поводу каждого сколько нибудь выдающегося политического события, из сонетов и сатир, украшавших в cвое время почти все журналы и литературные сборники, наконец, из очень большого количества театральных пьес.

Вентура де-ля Вега, как человек практичный и благоразумный, не мог, конечно, удовольствоваться одними литературными лаврами да такими же несущественными почестями и отличиями, он хотел извлечь из своего творчества как можно больше материальных благ и достиг этого самым легким путем.

Не переставая льстить и раболепствовать перед сильными мира, Вентура де-ля Вега употреблял вместе с тем значительную долю способностей, дарованных ему природой, на переделку для испанской публики новых пьес, появлявшихся на французской сцене, и в этой, так сказать, акклиматизации чужих произведений доходил до изумительного совершенства. Он так хорошо умел изменять положения, приноравливать характеры и чувства действующих лиц к вкусу и нравам своих соотечественников, так ловко совершал все эти превращения, что хотя бы пьеса не представляла в сущности ни единой ноты самостоятельного творчества, она тем не менее казалась вполне оригинальной и ни y кого даже незаимствованной.

Эксплуатация этого способа дала ему много денег; хотя критика не раз порицала его за такие переделки, язвительно именуя их литературной кражей и объясняя недостатком собственных творческих сил, но избранный род писательства был слишком выгоден, чтобы отказаться от него в угоду каким ни будь рецензентам, и Вентура де-ля Вега продолжал его до самой смерти, добровольно жертвуя своей поэтической славой ради прямой, существенной прибыли, какую доставляло ему ремесло переводчика или переделывателя французского на испанский лад.

Нельзя сказать, чтобы он действительно утратил всякую способность к самостоятельному творчеству; нет, его вполне оригинальная бытовая комедия, под заглавием Светский Человек, пользуется заслуженной известностью, хотя и публика и критика значительно преувеличили ее достоинства, но все же она нисколько не уступает напр. произведениям Моратина, a это доказывает, что автор мог бы достигнуть многого, если бы он не поддался умственной лени и стремлению к легким успехам. Настолько же самостоятельной работой может считаться либретто к комической опере Чорт-Прорицатель, написанное им для маэстро Базили все же остальные его сценические пиесы, повторяем, не что иное, как сплошная переделка с французского.

Вентура де-ля Вега особенно умело распоряжался постановкой своих пьес на сцене. Как наш Сарду, он не пропускал ни одной репетиции, внимательно прислушивался к каждой реплике, входил в мельчайшие подробности костюмов, гримировки, руководил самой игрой актеров, их мимикой, жестами, повышением и понижением тона; словом ни в чем не давал им воли, не допуская даже никаких возражений с их стороны.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Без дружби життя неповноцінне.
Вентура де-ля Вега