Герой романа Р. Музиля “Человек без свойств”

В дневниках писателя на стадии замысла романа – Ахилл, Андерс. У.- сын известного юриста, 36 лет, независим и обеспечен; был офицером, инженером, затем математиком, но ни одна из этих профессий не дала ему удовлетворения, несмотря на то, что в каждой из них он добился успеха. Поэтому Ульрих решает взять “отпуск от жизни”, чтобы найти более подходящее применение своим способностям и заняться “отделкой собственной личности”. Обладая “какими-то дольками нового способа думать и чувствовать”, У. желает строить свою жизнь по принципу эссеизма как персонаж на страницах книги, когда отброшено все несущественное. У. предлагает учредить Всемирный “секретариат точности и души” для того, чтобы постичь “скользящую логику души, которой соответствует родство вещей в догадках искусства и религии, овладеть тем, что никак не осуществимо вполне”, познать взаимодействие между внутренним миром и внешним, постичь “тайну целого”.

В родном городе Ульрих встречает свою почти забытую сестру Агату. Между братом и сестрой возникает духовное общение и удивительное понимание. Они ведут “святые разговоры”, пытаясь постичь природу фундаментальных понятий: жизни, добра и зла, морали, действия, веры. Ульрих и Агата приходят к выводу о необходимости переосмысления прежних смыслов: вместо статичной, охранительной морали достижения цели

и присвоения мира должна быть создана мораль “озаренного человека” и творческого момента. В своих размышлениях У. использует самый различный опыт человечества на пути его становления: рациональное, иррациональное, этическое, эстетическое, мистическое. Он пытается разрешить “утопию самого себя”, устранить субъект-объектную трещину, проходящую через сердце мира и человека, “найти заклинание, рычаг, за который можно ухватиться, может быть, кусок, который замкнет круг”. Задача У превосходит возможности человека, и потому, наверное, роман Р. Музиля остался незавершенным.

“Человек без свойств” – новая в литературе XX века концепция героя. Сам Музиль определил У. как человека, который “рожден для изменения” и окружен “созданным для изменения миром”. Вальтер, друг У. говорит о нем: “Он талантлив, наделен силой воли, лишен предрассудков, мужествен, вынослив, напорист, острожен – “…” пусть у него будут все эти свойства. Ведь у него-то их нет!.. Копа он зол, в нем что-то смеется. Когда он грустен, он что-то готовит. Когда его что-то трогает, он этого не приемлет… Для него нет ничего раз навсегда установленного. Все видоизменяемо, все – часть целого, бесчисленных целых, принадлежащих, возможно, к сверхцелому, которого он, однако, ни в коей мере не знает”.

Свительская акцентирует в понятии “человека без свойств” содержащуюся там категорию возможности: “Освобожденный от “свойств” герой Музиля – это человеческое в том возможном состоянии, которое гарантирует сохранность лучшего в личности, освобождает ее от гнетущей власти отчуждения, раскрепощает ее духовный потенциал”. И. Шмидт видит истоки определения “человека без свойств” в религиозном учении немецкого мистика XIV века Эккарта, полагающего, что Бог обращает свой лик в первую очередь на человека без свойств как на высшее проявление человеческого существа, как на самую истинную и никогда не исчезающую святыню жизни. Это учение в свою очередь уходит корнями в традицию принимать перед вступлением в монашество аскезу. Близкое понятие “человека без качеств” встречается у Плотина в трактате “О благе и едином”: “… как о материи говорится, что ей-де необходимо быть лишенной всех качеств, раз она должна принимать образы всех вещей, так и гораздо более необходимо душе становиться безвидной, раз не должно быть никакого таящегося в ней препятствия к ее наполнению и осиянию первоприродой”.

“Человек без свойств” противопоставлен понятию характера как чему-то окончательно сформированному, несущему на себе печать “обжитой жизни”, с ее нескончаемым “повторением подобного”. Характер как совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности замкнут, “человек без свойств” открыт любой возможности, еще не перестал быть прекрасной гипотезой самого себя. Это соотносится с незамкнутостью и неклассичностью современной науки, с насущной потребностью выживания человека в мире, что предполагает у него ценности более высокого порядка.



Продовження історії левіна.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Герой романа Р. Музиля “Человек без свойств”