Сочинение-размышление по повестям “Муму” и “Постоялый двор”

С 1847 по 1850 год Тургенев жил в Париже и был свидетелем трагических июньских дней французской революции 1848 года. Разгром революционного движения рабочих изменившей делу революции буржуазией тяжело подействовал на Тургенева, переживался им как глубокое потрясение. Для бывшего рядом с Тургеневым Герцена июньские дни явились крахом буржуазных иллюзий в социализме, потерей веры в перспективы западно-европейского общественного движения. Для Тургенева они обернулись сомнениями в народе как творце истории. “Народ – то же, что земля. Хочу, пашу ее… и она меня кормит; хочу, оставляю ее под паром”,- говорит герой рассказа “Человек в серых очках”, выражающий мысли самого автора.

Творческой силой истории Тургенев начинает считать интеллигенцию, культурный слой общества. Поэтому в “Муму” усиливается контраст между богатырской мощью и трогательной беззащитностью Герасима, символический смысл приобретает его немота. В “Постоялом дворе” умный, рассудительный, хозяйственный мужик Аким в одночасье лишается всего состояния по капризной прихоти барыни. Подобно

Герасиму, он уходит со двора, берет в руки посох странника, “божьего человека”. На смену ему приходит цепкий деревенский хищник Наум. Такой “протест” нисколько не мешает грубой силе и далее творить свои неблаговидные дела.

Эти повести Тургенев создавал в драматических обстоятельствах. В 1852 году он был арестован по обвинению в нарушении цензурных правил при публикации статьи, посвященной памяти Гоголя. Но это обвинение было использовано как удачный предлог. Истинной же причиной ареста были ” Записки охотника ” и связи писателя с прогрессивными кругами революционной Европы – Бакуниным, Герценом, Гервегом. Месяц Тургенев провел на съезжей адмиралтейской части в Петербурге, а потом, по высочайшему повелению, был сослан в родовое имение Спасское-Лутовиново под строгий надзор полиции и без права выезда за пределы Орловской губернии. В период Спасской ссылки, продолжавшейся до конца 1853 года, Тургенев пишет цикл повестей “Два приятеля”, “Затишье”, “Переписка”, в которых с разных сторон исследует психологию культурного дворянина – “лишнего человека”. Эти повести явились творческой лабораторией, в которой вызревали мотивы первого романа ” Рудин “.

В рассказе повествуется о двух помещиках, которые были холостяками и только этим, как будто, они сходились между собой. Первый из них – Вячеслав Иларионович Хвалынский – состоял в молодые годы адъютантом у какого-то значительного лица. “Представьте себе человека высокого и когда-то стройного, теперь же несколько обрюзглого, но вовсе не дряхлого, даже не устарелого, человека в зрелом возрасте, в самой, как говорится, поре”. “…Вячеслав Иларионович выступает бойко, смеется звонко, позвякивает шпорами, крутит усы, наконец называет себя старым кавалеристом…” “Человек он очень добрый, но с понятиями и привычками довольно странными”. С людьми небогатыми и незнатными общаться, как с равными себе, не может; глядит на них как-то сбоку, говорит скороговоркой в приказном, снисходительном тоне. “Перед лицами высшими Хвалынский большей частью безмолвствует”. “…Удивительная происходит в нем перемена: и улыбается-то он, и головой кивает, и в глаза-то им глядит – медом так от него и несет…”.

Особенно хорош генерал Хвалынский на больших званых обедах, на торжественных и публичных актах, экзаменах, собраниях и выставках. “…Тут он, можно сказать, совершенно в своей тарелке”, исполнен покровительства и самостоятельности, полон чувства собственного достоинства и важности. Однако живет в небольшом домике, один, читает мало, дома никого не принимает, живет скрягой. “Хлопотун он и жила страшный, а хозяин плохой: взял к себе в управители… необыкновенно глупого человека”.

Другой же помещик Мардарий Аполлоныч Стегунов был, на первый взгляд, противоположностью Вячеславу Иларионовичу. Он нигде не служил и никогда не почитался красавцем. “Мардарий Аполлоныч старичок низенький, пухленький, лысый, с двойным подбородком, мягкими ручками и порядочным брюшком. Он большой хлебосол и балагур; живет, как говориться, в свое удовольствие…”. “Живет Мардарий Аполлоныч совершенно на старый лад. И дом у него старинной постройки: в передней, как следует, пахнет квасом, сальными свечами и кожей; … в столовой фамильные портреты, мухи, большой горшок ерани и кислые фортопьяны; … в кабинете шкапы с вонючими книгами пауками и черной пылью… Словом, все, как водится”. Мардарий Аполлоныч хозяйством занимается поверхностно, и только иногда выезжает в поле посмотреть на хлеба и васильков нарвать.

Молотильная машина заперта в сарай, хозяйством заведует бородатый мужик в тулупе, домом – сморщенная скупая старуха. Сам же помещик никогда ничем не занимается, и даже “Сонник” перестал читать. Однако гостей принимает очень радушно и угощает на славу, даже чересчур настойчиво и назойливо. Например, заставляет пить водку молодого священника, который не смеет отказать хозяину. Ради забавы устраивает настоящую травлю на трех кур в своем саду, а потом отбирает их. С удовольствием прислушивается к звукам порки Васи буфетчика. А вот судьбой собственных крестьян абсолютно не интересуется. Довод один и совершенно убедительный: “Коли барин – так барин, а коли мужик – так мужик”.

Я думаю, что писатель насмехается над этими помещиками. Оба они не занимаются ни хозяйством, ни каким-либо другим делом. Оба ведут никчемную, пустую жизнь. Генерал Хвалынский напоминает мне важного, надутого и самодовольного индюка, а Мардарий Аполлоныч – глупого, ленивого поросенка, который любит развлекаться и объедаться.

Иван Сергеевич Аксаков, талантливый публицист, придерживавшийся славянофильских воззрений, увидел в “Записках охотника” И. С. Тургенева “стройный ряд нападений, целый батальный огонь против помещичьего быта России”. Цензор, пропустивший книгу в печать, был отстранен от должности, хотя все рассказы сборника (кроме “Двух помещиков”) прежде по отдельности прошли через цензурный комитет. Тургенев, давно уже досаждавший властям был сослан в Спасское – Лутовиново, что, впрочем, только прибавило ему популярности.

Рассказ Ивана Сергеевича Тургенева “Муму” меня очень поразил. Когда Герасим убил собачку, я не могла сдержать слез. А как же было тяжело ему самому! Ведь он вырастил Муму из маленького щенка. Это единственное существо, которое любило Герасима, да и он успел привязаться к собачонке. Но Герасим был крепостным и вынужден выполнять все приказы и капризы своей госпожи.

Я задаю себе вопрос: “Почему же Герасим не ушел в деревню с Муму?” Он не посмел ослушаться барыни, но и не захотел жить в доме, где распоряжаются жестокие и бесчеловечные люди. А барыня опять нашла виноватых, чтобы выгородить себя.

Крепостное право унижало не только крестьян, но губило и самих помещиков, приучало их к безнаказанности.

В рассказе Тургенева “Муму” мы видим барыню, которая думала только о себе, своем покое, а другие люди должны были ей угождать, выполняя любую ее прихоть. Против такого порядка вещей выступает писатель. Он был честным человеком и не мог мириться с крепостным правом.






Моя душа ніколи не забуде.
Сочинение-размышление по повестям “Муму” и “Постоялый двор”