Сказки жанровом арсенале В. Катаева

Сказки в многожанровом творческом арсенале В. Катаева есть и несколько сказок. Они написаны в 40-е годы: “Дудочка и кувшинчик” (1940), “Цветик-семицветик” (1940), “Пень” (1945), “Жемчужина” (1945), “Голубок” (1949). Сказки пронизаны множеством интонаций, то поэтически-светлых, то юмористически-задорных, то иронически-грустных. Действие в них свободно переносится из реального плана в мир фантазии.

Богатство и естественность интонаций, удивительная катаевская конкретность делают аллегорию сказок доступной пониманию маленьких детей. Б. Брайнина в книге “Валентин Катаев ” вспоминает о том, как она прочла сказочку о пне четырехлетнему мальчику. Он засмеялся и несколько раз повторил нараспев: “Петька-а – пе-ень, Пе-ть-ка – пе-ень, Петька – пе-ень…” и, увидев ее недоумение, пояснил: “Наш Петька говорит, будто самый что ни на есть храбрый и главный, а в самом деле трусище, трусишка… я сразу его узнал”. А ведь сатирическая сказка “Пень” первоначально была напечатана в журнале “Крокодил” и с не меньшим правом может считаться произведением

для взрослых. Сатира этой философски-мудрой сказки-миниатюры выходит за пределы “детской” аудитории, почти так же как сатира и ирония сказки “Жемчужина”. В том и в другом случае вторым, глубинным планом оказывается мотив жизни, проходящей мимо, и старости, оказавшейся вне жизни. В “Жемчужине” даже прослеживается последовательно путь, приведший к такой старости,- путь высокомерного отчуждения от окружающих. Считая себя особенной, любуясь жемчужиной, растущей у нее под плавником, прелестная рыбка Каролинка “с большими изумрудными глазами” и не заметила, как превратилась в старушку.

В “Пне” внимание писателя сосредоточено не на этапах отчуждения, а на результатах его, на реакции окружающих. Когда старый пень объявил себя царем и потребовал, чтобы ему все кланялись, “деревья молча стояли вокруг него во всей своей гордой и грустной осенней красоте”. Право на почет и уважение надо заслужить добрыми и нужными для всех делами, иначе останешься одиноким, осмеянным и наступит период, когда пустотой и никчемностью обернется то, что раньше казалось ценным. Так, “жемчужина” Каролинки оказалась большой бородавкой, а люди вовсе не кланялись пню, а просто собирали вокруг него опенки: “Да и тех уже не находят. Давно уже все обобрали”.

Три сказки Катаева: “Дудочка и кувшинчик”, “Цветик-семицпетик” и “Голубок” – объединены общими героями. Развитие сюжета в них связано с девочкой Женей и ее братом Павликом. То Женя и Павлик идут в лес за земляникой (“Дудочка и кувшинчик”) ; то их не пустили гулять в дождь и они просят маму впустить в окно белого голубка, которому негде спрятаться в непогоду (“Голубок”); то с Женей происходят необычные приключения, когда она возвращается домой из булочной (“Цветик-семицветик”). Одной из самых характерных для творческой манеры Катаева сказок является “Дудочка и кувшинчик”. Начало ее как будто совсем не сказочное: “Поспела в лесу земляника. Взял папа кружку, взяла мама чашку, девочка Женя взяла кувшинчик, а маленькому Павлику дали блюдечко”. Так сразу читатель оказывается в атмосфере действия, созданного короткими, энергичными предложениями, наполненными глаголами. Ввод в сказочное действие происходит незаметно, во время разговора Жени и старика боровика.

“- Здравствуй, девочка,- говорит. – Здравствуй, дяденька. – Я не дяденька, а дедушка. Аль не узнала? Я старик боровик, коренной лесовик, главный начальник над всеми грибами и ягодами. О чем вздыхаешь? Кто тебя обидел?”

Этот диалог звучит убедительно и совсем обыденно, а ситуация уже сказочная: старик боровик обладает волшебной силой. Развитие ситуации идет путем, казалось бы, традиционным для многих сказок: сначала Женя меняет кувшинчик на дудочку, потом наоборот. Но этот привычный мотив наполняется новым внутренним смыслом: Женя захотела иметь сразу и дудочку и кувшинчик. И вот тут-то, в споре ее и старика боровика, выясняется, что Женя просто ленивица. Она не хочет собирать ягоды, как все: нагибаться к земле, заглядывать под листья. Перевоспитание ленивицы происходит не с помощью поучительных фраз, а в результате поражения в споре со стариком боровиком. Убедительно и живо нарисована сцена завершения спора: “С этими словами старик боровик, коренной лесовик, топнул ногой и провалился под пенек. Женя посмотрела на свой пустой кувшинчик, вспомнила, что ее дожидаются папа, мама и маленький Павлик, поскорее побежала на свою полянку, присела на корточки, заглянула под листики и стала проворно брать ягоду за ягодой”. Произошло преображение девочки. И этому веришь, потому что лень не захватила еще целиком ее характера. Эта же сцена является выходом из сказочной ситуации, протекающим так же плавно, как и ввод в сказку. Писатель учит маленьких детей всматриваться в природу, заботиться обо всем живом на земле, активно помогать людям, радостно трудиться. Дидактические идеи сказок В. Катаева не лежат на поверхности – они неотъемлемая часть их поэтического и волшебного мира.






Твір на тему що мене навчив маленький принц.
Сказки жанровом арсенале В. Катаева