“Школа”, как автобиографическая повесть

Город, где жил Борис Гориков, насчитывал около тридцати церквей и четыре-монашеских обители, в культурном отношении был отсталым, с затхлым бытом. Ничего удивительного не было в том, что юный Борис, отличавшийся, любознательностью, пребывал в плену романтики. Мечтая стать матросом (“это интересно”)!, он ищет романтику в окружающей жизни. Это видно на примере мальчишеских игр: свиное корыто превращается в быстроходный миноносец, бельевые мостки – в дредноут, гнилые пруды – а океан, а игры на этих прудах – в жестокие морские бои.

Происходящие

события мальчик воспринимает тоже романтично. Мировая война представляется ему сплошным героическим праздником, письма отца-фронтовика его не удовлетворяют, так как в них нет описания смелых атак, ярких подвигов. Не задумываясь над целями войны, воспитанный школой в лжепатриотическом духе, Борис завидует Тупикову, которому брат с фронта постоянно посылает интересные фотографии: возле орудия, пулемета, верхом на коне, с обнаженной шашкой и даже в аэроплане.

Но недолго остаются Борис и его товарищи восторженными мечтателями. Жизнь с ее острыми проблемами вторгается в их сознание, и вот уже герой начинает задавать

вопросы. Ученики перечисляют эти вопросы, используя текст повести: “Почему германцы такие варвары?”; “Какой на царя может быть суд?”; “За что учителя арестовали?”; “А мы бедные или богатые?”; “Почему Синюгин… и на звезды, и на планеты, и всякое ему удовольствие… а Сигов, который на его фабрике работает, так тому жрать нечего?”; “А что было в пятом году? какая революция?”

Но вот происходят события, которые ускоряют политическое прозрение Бориса, заставляют его более активно искать ответы на волнующие вопросы. Ученики называют эти события: приезд солдата с фронта и дезертирство отца. Вместо рассказа о сражениях, о высоком духе солдат, Борис услыхал из его уст, очень удивившие его, слова о фронте: “обрыдло все, очертенело все до горечи. И конца что-то не видно”. Мальчик поражен, он не может еще понять смысл слов собеседника: “Слова солдата оставляли на душе осадок горькой сухой пыли, и эта пыль постепенно обволакивала густым налетом все до тех пор четкие и понятные для меня представления о войне, о ее героях и ее святом значении. Я почти с ненавистью смотрел на солдата”. И даже посылку отца – маузер – Борис расценил как подарок, как игрушку, не поняв слов солдата: “Потом всегда пригодиться может”.

Переворот в сознании Бориса произвело дезертирство отца. Этот эпизод в повести очень краток, поэтому шестиклассники не придают ему должного значения, не могут полностью осознать того влияния, которое отец оказал на Бориса. При помощи учителя школьники находят строки, подтверждающие изменение миропонимания героя после встречи с отцом-дезертиром: “на многое в тот вечер старался раскрыть мне глаза отец”; “следи внимательней за всем, что происходит вокруг, и ты поймешь тогда, о чем я тебе говорил”; “время, брат, идет… веселое!”

В результате обсуждения приходим к выводу о том, что в “веселое время”, т. е. время предреволюционного брожения масс, активной борьбы рабочих, Борис вступает обогащенный первым уроком, который дала ему жизнь: надо внимательно следить за всем, что происходит вокруг, не принимать все на веру и быть готовым к классовым боям, как завещал отец-революционер. Подросток жадно, горячо начинает познавать окружающий мир, после февральской революции 1917 г.

Борис с головой окунулся в политическую жизнь, которая бурлила в Арзамасе. Он посещает митинги, собрания, слушает речи ораторов – представителей различных партий, но, как он сам признается: “И никак я не мог понять, чем отличить эсера от кадета, кадета от народного социалиста, трудовика от анархиста…”

Борис признается: “Точно очистки картофеля под острым ножом, вылетала вся шелуха, которой до сих пор была забита моя голова”. Отвечая на вопрос учителя, чем можно доказать, что Борис сознательно принимает политику большевиков, учащиеся рассказывают о том, как он отказался от раздачи эсеровских листовок, помог своему наставнику укрыть большевистскую литературу, расклеивал в Сормове политические плакаты. И когда в Сормове снова встретился с Галкой, он уже “с упоением и азартом” включился в работу, оказывая помощь большевикам.

Борис Гориков через полгода после прихода в боевую дружину сормовцев уезжает на фронт сражаться с белыми. Учащиеся отмечают, что настроен пятнадцатилетний подросток оптимистично. Слова Бориса из письма к матери: “Голова у меня горячая от радости. Все, что было раньше,- это пустяки, а настоящее в жизни только начинается…”






Якщо я була би політичним лідером.
“Школа”, как автобиографическая повесть