Поэтическое завещание Пушкина. Произведение по стихотворению “Я памятник себе воздвиг…”

Я тысячами душ живу в сердцах

Всех любящих, и, значит, я не прах,

И смертное меня не тронет тленье.

Макиавелли.

Читая стихотворение А. С. Пушкина “Я памятник себе воздвиг нерукотворный…”, меня поражает дар предвидения, подаренный всем великим поэтам. Ведь стихотворение написано в 1836 году, когда поэту оставалось жить меньше года. С чего бы вдруг тридцятисемилетнему Пушкину подводить итог своей жизни, своему творчеству, размышлять о значении всего написанного им? Откуда эта тема “памятника”, пусть даже “нерукотворного”?

Видимо, поэт – это, действительно, прежде всего – пророк, который умеет видеть дальше других, сердцем ощущать течение времени, глубже понимать значение дел человеческих. В “Памятники” Пушкина мы чувствуем не только трагическое предчувствие скорой гибели (“Я памятник воздвиг…”, т. е. все, что мог, уже сделал), но и гениальное предвидение оценки потомками своего творчества.

Человек высокообразованный, прекрасно понимает, что было сделано до него в русской и мировой литературе, Пушкин осмысливает свое творчество как важное звено в развитии мировой поэзии. Эпиграф к стихотворению, взятый из оды Горация,

звучит на русском почти так же, как первая строка у Пушкина: “Я памятник воздвиг”. Другие строки почти совпадают со свободным переводом Горация Державиным: “Да! – Весь я не умру: часть моя большая… И слава возрастет моя, не увядая, доколе Славян род вселенная будет чтить”.

И все же Пушкин понимает значение поэтического творчества гораздо глубже своих предшественников. В оценке своего труда он продолжает и завершает те требования к поэту, которые были выдвинуты еще в “Пророке”, где прозвучал призыв к поэту “глаголом жечь сердца людей”. В “Памятнике” Пушкин главной своей заслугой считает три черты своей поэзии: народность (народная тропа не зарастет к памятнику, гуманизм (“Что чувства хорошо я лирой пробуждал”) и свободолюбивое содержание поэзии (“Что в мой жестокий век восславил я свободу, и милость к падшим призывал”). Можно назвать любое произведение поэта и легко найти в нем и “чувства добрые”, и верность идеалам свободы и близкие всему народу темы, и главное – простой, яркий и доступный язык всех пушкинских произведений. Есть еще одна важная черта в отношении поэта к своему творчеству: “Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык…”.

Пушкин считает себя поэтом многонациональной страны и обращается ко всем народам, как к равным. Это было новым в его времена, когда немного поэтов и политиков заинтересовало бы мнение о себе “диких” тунгусов, калмыков и др. В своем поэтическом завещании Пушкин говорит и о мировом значении своей поэзии. Сегодня никто на всей нашей планете не станет отрицать мировое значение творчества российского поэтического гения, и никто не упрекнет Пушкина в высокомерии и преувеличении своих заслуг. Потому что высокая оценка своего творчества выходит, прежде всего, из того, что Александр Сергеевич, ставя высокие требования к творчеству поэта и его миссии на земле, всегда им соответствовал.

“Нерукотворный памятник” Пушкина “Вознесся выше… головы непокорной Александрийского столпа”. В этом гордое утверждение не только величия того, что он сделал, но и поэтического творчества вообще. Иначе, как объяснить то, что слава и память о выдающихся поэтах переживает не только их самих, но и политиков, царей, ученых, артистов? Может, это потому, что в их стихах – наши невысказанные чувства, наше понимание жизни и наш Горький опыт, наши мысли, которые бродят где-то глубоко в душе. И только такой поэт, как Пушкин, сумел найти для них простую и совершенную форму, додумал все за нас и объяснил многое в нас самих. Сколько по всей земле поставлено благодарными потомками “рукотворных” памятников поэту, и скромных, и величественных. Но, ни один из них не может сравниться с тем, что создан им самим.






Любов виникає з любові твір.
Поэтическое завещание Пушкина. Произведение по стихотворению “Я памятник себе воздвиг…”