Одушевленные и неодушевленные существительные

Слово лицо (в значении человек) в литературе 19 века могло употребляться и как имя существительное неодушевленное: Достаточно было взглянуть на эти лица, чтобы увидеть, что все они бегут одеваться (Глеб Успенский ); для современного литературного языка более обычным является употребление этого слова как одушевленного: Включить в список следующих лиц. Названия рыб и амфибий в собственном значении являются именами существительными одушевленными (ловить омаров, килек), но те же слова как названия блюд чаще всего имеют форму винительного падежа,

совпадающую с именительным (более характерно для разговорной речи): съесть все сиги, подавать вареные раки, подавать на закуску шпроты, кильки и т. п.

Название небесных светил – имена существительные неодушевленные; те же слова как названия богов – имена существительные одушевленные. Полететь на Марс, но древние надеялись на Марса; изучать Юпитер, но чтить Юпитера. При использовании слов в переносном значении грамматическая категория одушевленности оказывается более устойчивой, чем категория неодушевленности. Так, для обозначения предметов неодушевленных иногда используются одушевленные существительные, и в этом

случае они сохраняют свои грамматические показатели одушевленности (при склонении винительный падеж совпадает с родительным): я еще несколько раз читал ему “Тараса Бульбу” и “Бедных людей” ( М. Горький ); В физкультурный зал внесли новенького гимнастического коня. “Грамматическая категория одушевленности проявляется и при склонении названий шахматных фигур, карт, например: взять ферзя; “Ох эта пешка!” – вскричал Сергей Филиппович…

”Нельзя вывести коня, ладья стоит без дела” (Загоскин); Муся играла в карты нехотя, равнодушно, путая королей с валетами (Добровольский).”[1,с.160] Как одушевленные изменяются названия некоторых фантастических существ, например: бояться леших и домовых; изобразить русалок. В то же время имена существительные неодушевленные при употреблении их в переносном значении категорию неодушевленности не сохраняют и при склонении изменяются как существительные одушевленные, например: Призовите к порядку этого типа; Уговори поехать с нами за город этого старого колпака; В иного пня и десять лет не вдолбить того, что другой ловит на полете (Фонвизин).

В профессиональном употреблении людей бильярда как одушевленное склоняется существительное шар (такое употребление характерно в основном для разговорной речи, иногда и для просторечия). Например: “Такого шара промазали”, – сказал студент с насмешкой (Л. Славин).

Имена существительные тип, образ, характер в применении к действующим лицам художественных произведений склоняются как существительные неодушевленные: вывести отрицательные типы, дать запоминающиеся образы, раскрыть характер “Имена существительные, употребляемые для обозначения предметов действительности или лиц, называются конкретными (стол, стул, стена, друг, сестра, книга и т. д.).”[1,С.160] Грамматически конкретные существительные характеризуются тем, что обозначаемые или предметы, явления и т. д. поддаются счету, поэтому могут быть определены обычными цифровыми показателями (два стула, три друга, пять тетрадей). Такие существительные, как правило, имеют формы единственного числа и формы множественного числа (стена – стены, сестра – сестры). “Среди нарицательных имен существительных выделяется группа слов, которые употребляются для обозначения однородных по составу веществ, поддающихся делению, измерению (но не счету, то есть неисчисляемые).

Такие существительные называются вещественными”.[1,С.160-161] К ним относятся наименования химических соединений и элементов (железо, кислород, нефть, бронза), пищевых продуктов (мука, сахар), материалов (гипс, цемент), видов тканей (бархат, ситец), лекарств (аспирин, пирамидон), сельскохозяйственных продуктов (картофель, кукуруза, капуста) и других однородных делимых масс. К числу грамматических признаков вещественных имен существительных относится то, что они, как правило, имеют либо только формы единственного числа, либо только формы множественного числа. При этом множественное число имен существительных может иметь разные значения, отличные от простой множественности.

Часто это не собственно множественность (обозначение ряда одинаковых предметов), а скорее совокупность (объединение разных предметов). Наиболее распространенными значениями являются обозначения сортов или видов веществ (смазочные масла, высокосортные стали), изделий из веществ (гипса, мраморы), обозначения пространства, занятого этими веществами (снега, воды, пески). “Имена существительные, употребляемые для обозначения абстрактных понятий качества, действия и состояния, называются отвлеченными или абстрактными (красота, развитие, энтузиазм, слякоть, белизна, холод, тепло и т. д.).”[1, С.161] Грамматически отвлеченные (абстрактные существительные) характеризуются тем, что большая их часть имеет только формы единственного числа (шум, возня, тишина, общность, терпение, блеск, добро, зло и т. д.). Лишь некоторые из отвлеченных существительных могут быть употреблены во множественном числе при конкретизации значения (радости жизни, красоты природы, шумы в сердце и др.). Некоторые имена отвлеченные имеют только формы множественного числа (они оформлены грамматически как существительные множественного числа): каникулы, сумерки и др.

“В настоящее время ощущается тенденция к расширению сферы употребления форм множественного числа у отвлеченных имен существительных (типа реальности, данности, договоренности, неоднородности). Круг слов, способных принимать эти формы, значительно увеличился. В этом отчасти сказывается стремления языка к большей точности и конкретности высказывания. Особенно это заметно в специальном языке (например, акклиматизации рыб). Другая группа слов, активно принимающая формы множественного числа, – это отглагольные имена со значением действия (поливы, выбросы, продажи, стрельбы). Распространены в сфере производственной, сельскохозяйственной, военной деятельности.”[1,С.161-162] “Конкретные нарицательные имена существительные, употребляемые для обозначения лиц или предметов, выделяемых из массы вещества или из числа однородных, называются единичными или сингулятивами (лат. – одиночный), например: солома – соломина, снег – снежинка, горох – горошина, крестьянин (ср. крестьянство) и др.”[1,С.162] Предметы или лица, обозначаемые данными существительными, поддаются счету (пять горошин, две жемчужины и др.). Они могут иметь формы единственного и множественного числа (льдина – льдины, крестьянин – крестьяне).

“Собирательными существительными называются имена существительные, употребляемые для обозначения совокупности однородных лиц или предметов как некоего неделимого целого, как коллективного единства (крестьянство, учительство, профессура, листва, дубняк, осинник, ельник и т. п.).”[1,С.162] Грамматически собирательные существительные характеризуются тем, что изменяются как существительные неодушевленные. Как правило, собирательные существительные имеют только формы единственного числа и не могут сочетаться с количественными числительными. В качестве количественного определения при собирательных существительных могут быть использованы лишь отдельные неопределенно-количественные наименования типа много, немного, мало и др. Например: немного листвы, много мошкары, мало родни и т. д. Нередко собирательные существительные оказываются соотносительными с существительными единичными (студент – студенчество, профессор – профессора, листок – листва, бедняк – беднота и др.)






Духовне життя нації через призму нещасливого кохання.
Одушевленные и неодушевленные существительные