Образ Софии Киевской – символ духовного достояния народа


Чудеса рождаются не часто. Они возникают не неожиданно, а рождаются где-то в глубинах человеческой души, чтобы в один день или год появиться, возникнуть посреди площади, взглянув на мир широко раскрытыми глазами. Вот оно, чудо! Выросло такое “чудо” посреди города Киева еще в XI столетии, но “росло” оно много лет в безграничной душе Сивоока из романа Павла Загребельного “Чудо”. Был ли на земле этот Сивоок, этот художник, который, кажется, сумел вместить самого себя в величественное сооружение Софии Киевской? Возможно, и не было его, возможно, только бессонные ночи и невыразимая красота собора навеяли Павлу Загребельному этот удивительный образ. Но должен был быть какой-то мастер, Мастер с большой буквы, который сумел передать в этом храме стремительность лет и духовное величие народа. Его имя где-то затерялось в быстром потоке имен, лиц и столетий, зато дошло к нам его художественное произведение – София Киевская.

Судьба Сивоока не была легкой, как судьба каждого талантливого человека. Живя с дедом Родимом, он научился лепить языческих богов. Но вот состоялось крещение, которое ворвалось в жизнь и послужило причиной смерти деда: “Радости новая вера не принесла, дала только упадок духа, воспринималась, как тягчайшая, наверное, неволя”. Новая вера дала толчок для обрамления книг и писания икон. И это было первой ступенькой на

нелегком пути к мастерству. Именно тогда еще маленький Сивоок учился понимать природу, видеть окружающую красоту, черпать силу в духовном богатстве людей. Он был настоящим сыном народа, который учился у него, а со временем отдал свою “науку” величественному храму, влил в него свою “народную” душу. Путь к мастерству у Сивоока был не быстрый, и не легкий. Около тридцати лет пришлось ему блуждать, чтобы найти себя, понять самое главное: “Так как что есть искусство? Это могущественный голос народа, и только ему подвластны песни, которые прозвучат, родившись во мне”. Сивоок в языческой Радогосте удивляется даже летающей цветной часовне. В это же время Звенислава раскрывает мальчику душу красок, которые могут быть не только разноцветными, а и с разным настроением. Оказывается, что краски очень похожи на людей по характеру: бывают они веселые, чистые, доверчивые, кроткие, печальные, крикливые, холодные, теплые…

Именно там, в Радогосте, начинает Сивоок “очаровывать из небытия новый мир”, видеть в краске человека, его душу. В болгарском монастыре расцветает его талант. И вот начало рождаться “чудо”. Сивоок не хочет быть ни на кого похожим, не хочет подчиняться канонам церкви, ведь он – сын народа, который научил его всему, что знал сам. Черпает и сейчас этот мастер краски у природы, надеется, что “собрав все краски моря и неба, он выплеснет их на вознесенный над островом камень, и камень оживет, засияет, в него вселится душа, как в зеленое дерево, произойдет чудо, которое не смог сделать сам Всевышний в день творения, – такова сила художника”. Сивоок мечтает о великом “чуде”, которое становится настоящим образом его земли. Этот образ родился из далеких, но живых воспоминаний, из новой встречи с Днепром и пущами. Сивооку казалось, что он умирает одновременно с рождением собора, что тот вбирает в себя все то лучшее, что было у художника в душе. Казалось, что София Киевская – “это частицы его собственного естества, будто перевоплощается он в это сооружение, сам исчезая незаметно, постепенно, неизбежно”. Талантливый мастер погиб, но осталось жить его творение.

Этот храм, его фрески изучает профессор, историк Гордей Отава. Этому делу он отдает всю жизнь и даже гибнет за Софию Киевскую, не давая врагам во время войны разграбить художественные ценности своего народа. Дело отца продолжает сын – Борис Отава. Он не хочет ни на йоту отступить от того, что для отца стало делом всей жизни, так как понимает: София Киевская – это не простой памятник – это памятник величественному украинскому народу, который прошел сквозь столетия, не потеряв своего духовного величия.

“Чудо” – София Киевская – объединила столетия: XI и XX. Это художественное произведение “никогда не есть на исходе и не переводится”, это вечное чудо. Оно будет стоять всегда среди Киева как память истории, как память культуры, как память народу. И пусть неизвестен настоящий творец этого чуда, пусть навечно потерялось его имя, он будет жить в сердцах людей, которым он подарил, создал из своего сердца эту несравненную красоту. Она будет жить, как Сивоок – наш духовный потомок и духовный предок!



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Ідеальне громадянське суспільство.
Образ Софии Киевской – символ духовного достояния народа