Герой цикла пьес А. Жарри

Убю изначально был задуман как собирательный карикатурный образ всего самого отвратительного и отталкивающего в человеке. Главные черты этого персонажа – трусость и наглость, жадность и бессердечие, тупость и хитрость, цинизм и самонадеянность, равнодушие к окружающим и жестокость. Первые очертания Убю рождались в стенах коллежа в Ренне, где учился Жарри, решивший вместе с товарищами беспощадно высмеять ненавистного учителя физики по фамилии Эбер. Придуманный ими Эбе (плод мальчишеского острословия и мстительности) – скопище всех пороков, главный из которых – бесконечное самодовольство, – впервые появился под именем Убю в придуманном Жарри спектакле для марионеток (1888).

В 1896 г. папаша Убю во плоти вышел на сцену театра с красноречивым названием “Нуво театр” (Новый театр), в помещении которого уже очень известный к тому времени режиссер Люнье-По показал первое драматическое произведение своего молодого помощника А. Жарри, “Убю король”. По прошествии столетия очевидно, что грандиозный скандал, разразившийся в вечер премьеры в маленьком театре у подножия Монмартрского холма, был провозвестником новых эстетических принципов, утверждения безобразного, абсурдного, шокирующего, провокационного как постулатов эпатирующей театральной эстетики.

Сведение персонажа Убю к карикатуре на буржуазию (через сто лет после Великой

французской революции она столь успешно пожинала ее плоды, что вызвала к жизни сонм высмеивающих ее и обличающих художественных произведений) весьма обедняет творение Жарри. Убю символический образ Хама. Поэтому невозможно обрисовать его поведенческие реакции с точки зрения здравого смысла. Вкрапление примет реальной эпохи, в которой очевидны отголоски франко-прусской войны и Парижской Коммуны, не могущих служить верными ориентирами для соотнесения поступков У. с конкретными событиями, лишь делает более объемным универсализм предло женной Жарри модели человеческого существования. Появление персонажа У. на сценических подмостках разрушило все существовавшие до того стереотипы представлений о взаимоотношениях сцены и зала: самим своим бытием У оскорблял зрителей, убежденных в том, что они способны понять происходящее на сцене, нравится им это или нет. Даже символический театр стремился с помощью слова и живописных выразительных средств заставить работать воображение публики. У. же всячески демонстрировал, что ему на нее наплевать, а извергаемые им ругательства, приводившие ее в шоковое состояние, – единственный доступный ему язык.

Бесполезно пересказывать похождения Убю старается ли он завоевать корону весьма условной Польши, оказывается ли прикованным по возвращении в Париж, становится ли рогоносцем или осваивается на Монмартрском холме. Суть его остается неизменной – вызов толпе, утверждающей, что ее заставляют смотреться в кривое зеркало, не желающей узнавать себя в персонаже Жарри. Толпа отомстила художнику, идентифицировав автора с его персонажем. Решив идти в своем сражении с ней до конца, Жарри сознательно окружил себя слухами, столь же нелепыми, как и жутковатые выходки папаши У. В первые десятилетия XX в. прием отождествления себя со своим персонажем станет почти обязательным моментом мифологизации творцами своих биографий. Но в отличие от трагического опыта, “поставленного” на себе создателем Убю, его последователи использовали холодно-остраненное и пародийно-игровое начало подобной мистификации.

Естественно, что такое создание, как Убю, не может похвастаться какой бы то ни было родословной. Очевидно лишь, что Жарри опирался в какой-то мере на смеховую стихию Рабле, заимствуя у него и гротескно разработанную тему “телесного низа”. А вот потомство У.- весьма многочисленно, хотя и не все готовы признавать его своим прародителем, и его легче всего обнаружить среди персонажей драматургии абсурда.

Сценическая жизнь У, особенно богатая и разнообразная в 70-80-е годы, хранит имена таких великих исполнителей этой роли, как игравший премьеру Ф. Жемье, один из самых зна менитых французских актеров и режиссеров первой половины XX в., и очень популярный во второй половине века актер и режиссер Ж. Вильсон (постановка “Убю короля” Ж. Виларом в ran, 1958), Люнье-По и П. Брук (постановка в “Буфф дю Нор”, 1977), – этими именами отмечены вехи в столетней истории жизни персонажа Жарри. В 1969 г. Барро ставит спектакль “Жарри на Холме”, используя произведения об У и архивные материалы автора.



Тетяна улюблена героїня о пушкіна.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Герой цикла пьес А. Жарри