Героиня романа Набокова “Лолита”

Короткая история Лолиті возникает из покаянной исповеди некоего Гумберта, полюбившего героиню, когда ей было Двенадцать лет, и простившегося с нею, когда ей было восемнадцать. Поэтому повествование о горькой, грешной любви сорокалетнего мужчины к девочке пронзительно и смущающе откровенно, а образ самой Л. (уже умершей к началу рассказа) обладает двойственной природой. На всем облике девочки, подробно и трепетно воспроизведенном рассказчиком (русая шапка волос, бледно-серые таза, медового оттенка плечи и т. д.), лежит печать размытости, призрачности,

недостоверности.

Существуют как бы две Лолиті Одна – обычная американская девочка, любительница синтетического мороженого, джаза и киножурнальчиков, воспитанная пошловатой претенциозной матерью, волей судьбы оказавшаяся объектом агрессивной и иррациональной страсти рассказчика. Другая – маленький “смертоносный демон”, существо из породы “нимфеток” (слово Набокова), обладающее “баснословной властью” над Гумбертом.

Демоническая природа Л., явленная, впрочем, одному только герою романа, может быть истолкована по-разному. Маленькая Л. и все, что связано с ней, для Гумберта олицетворяет

некогда потерянный и иллюзорно обретенный Рай. Но вместе с тем это символ Эдема с его непрочностью и непременным змиевым соблазном.

У Л. две биографии, не совпадающие по времени. Одна – реальная, благополучно начавшаяся в 1935 г. в одном из американских штатов и закончившаяся смертью от родов в провинциальном городе. Вторая (биография Лолиты-нимфетки, фантома, живущего в сознании героя романа) началась в Италии в 1923 г. со встречи маленького Гумберта с маленькой Аннабеллой и закончилась смертью страдальца-рассказчика в тюрьме в 1952 г. Таким образом, Л. – это продолжение умершей в детстве Аннабеллы, которая озарила героиню ностальгическим отсветом.

Однако Лолита нимфетка создана воображением Гумберта не только из реалий собственного детского опыта. В той же мере она – плод ученых занятий рафинированного гуманитария. Школьница Долорес Гейз воспринимается им через множество культурных “фильтров”. Она для героя и Кармен, символ непокорной женственности, и даже Лилит (для Набокова всегда важны созвучия), апокрифическая первая жена Адама, впоследствии превратившаяся в Демона.

Реальная Л. лжива, вульгарна, своевольна, порочна. Она сама совращает растерявшегося Гумберта, а потом бежит от него – ненасытного и ревнивого “папаши” – к такому же немолодому драматургу, бежит, чтобы быть выгнанной этим изощренным развратником.

В романе Л. существует преимущественно в восприятии рассказчика. О ней читатель узнает только от Гумберта. Период скитаний Л. после побега освещен крайне скудно. Это и понятно: героиней романа является фантом, а черты реальной Л. входят в него как неизбежные составляющие. Когда же выясняется, что рассказчик любит героиню, невзирая на ее “преклонный” возраст (семнадцать лет), в то время как нимфетке не может быть больше четырнадцати, невзирая на уродующую ее беременность, повествование обнаруживает доселе неявную трагедийную глубину и из истории болезненной страсти некоего нимфолепта к нимфетке превращается в вечную историю неразделенной, неразделимой любви.

Образ Л. – один из самых популярных женских образов в литературе XX в., а слово “нимфетка” стало частью обыденного лексикона наших современников. При этом надо заметить, что, превратившись в т. н. транскультурные символы, “Лолита” и “нимфетка” утратили многие смысловые обертоны, метафорическую сложность образа, созданного Набоковым. Теперь оба слова употребляются в значении “соблазнительная, кокетливая девочка-подросток”.






Яке враження справили на воланда сучасні люди.
Героиня романа Набокова “Лолита”