Эпоха Просвещения

XVIII столетие – одна из самых блестящих эпох в истории человеческой культуры. Этот период европейской истории, находящийся, условно говоря, между двумя революциями – так называемой “славной революцией” в Англии (1688-1689) и Великой французской революцией 1789-1795 гг.,- именуют эпохой Просвещения. Действительно, центральным явлением культурной и идеологической жизни XVIII в. явилось движение Просвещения. Оно включало в себя политические, общественные идеи – прогресса, свободы, справедливого и разумного социального устройства, развития

научного знания, религиозной терпимости. Но оно не было узкоидеологическим движением буржуазии, направленным против феодализма – и только, как это иногда утверждают. Знаменитый философ XVIII столетия, тот, кто первым подводил итоги этой эпохи, И. Кант, в 1784 г. посвятил Просвещению специальную статью “Что такое Просвещение?” и назвал его “выходом человека из состояния несовершеннолетия”. Основные идеи Просвещения носили общечеловеческий характер. Одной из важных задач просветителей была широкая популяризация идей: недаром важнейшим актом их интеллектуальной и гражданской деятельности был выпуск в 1750-х гг.

Энциклопедии,

пересматривающей прежнюю систему человеческих знаний, отвергающей убеждения, основанные на невежестве и предрассудках. Просветители прежде всего были убеждены в том, что, рационально изменяя, совершенствуя общественные формы жизни, возможно изменять к лучшему каждого человека. С другой стороны, человек, обладающий разумом, способен к нравственному совершенствованию и образование и воспитание каждого человека улучшит общество в целом. Так, в Просвещении выходит на первый план идея воспитания человека. Вера в воспитание укреплялась авторитетом английского мыслителя Локка: философ утверждал, что человек рождается “чистым листом”, на котором могут быть начертаны любые нравственные, социальные “письмена”, важно лишь руководствоваться при этом разумом. “Век разума” – таково распространенное наименование XVIII в. Но отличие от ренессансного жизнерадостно-оптимистического убеждения в безграничных возможностях человеческого ума, в отличие от рационализма XVII столетия, считающего единственно достоверным рассудочное познание мира, мировоззрение эпохи Просвещения включает в себя понимание того, что разум ограничен опытом, ощущением, чувством. Просветительский оптимизм порой совмещался с иронией и скепсисом, а рационализм сплетался с сенсуализмом. Вот почему в эту эпоху одинаково часто встречаются и “чувствительные души” и “просвещенные умы”. Вначале они сосуществуют в гармонии, дополняя друг друга. “Чем разум человека становится просвещеннее, тем сердце его – чувствительнее”, – утверждают французские энциклопедисты. По мере движения века к его последней трети развиваются “руссоистские” идеи, противопоставляющие “природу” и “цивилизацию”, “сердце” и “ум”, “естественного” человека и человека “культурного”, значит – неискреннего, “искусственного”. Точно так же меняется на протяжении века характер и степень просветительского оптимизма, веры в разумное и гармоничное устройство мира. Поначалу успехи научной революции, особенно открытие Ньютоном закона всемирного тяготения, сформировали представление о вселенной как о едином и гармоничном целом, где все в конечном счете направлено к добру и благу. Этапным событием, которое внесло значительные сомнения в эти убеждения, было землетрясение в Лиссабоне в 1755 г.: город был разрушен на 23, 60 тысяч жителей его погибло. Беспощадность стихии стала предметом горьких размышлений многих просветителей, в частности Вольтера, посвятившего печальному событию, изменившему его представление о вселенной, “Поэму о Лиссабоне”. Уже по одному этому примеру видно, что XVIII в. был эпохой, когда сложные философские идеи обсуждались не только в ученых трактатах, но и в художественных произведениях – поэтических, прозаических. Человек эпохи Просвещения, чем бы он ни занимался в жизни, был еще и философом в широком смысле слова: он настойчиво и постоянно стремился к размышлению, опирался в своих суждениях не на авторитет или веру, а на собственное критическое суждение. Недаром XVIII в. называют еще и веком критики. Критические настроения усиливают светский характер литературы, ее интерес к актуальным проблемам современного общества, а не к возвышенно-мистическим, идеальным вопросам. В этот “философский”, как его справедливо называют, век философия расходится с религией, происходит процесс “секуляризации мысли”. Получает распространение своеобразная светская форма религии – деизм: ее сторонники убеждены, что, хотя Бог и является источником всего существующего, он не вмешивается непосредственно в земную жизнь. Эта жизнь развивается по твердым, раз и навсегда установленным законам, познать которые могут здравый смысл и наука. Но не стоит думать, что эпоха Просвещения была скучным, сухим “ученым” веком: люди этого времени умели, по словам О. Мандельштама, “ходить по морскому дну идей, как по паркету”, ценили увлекательность и остроумие, любили, когда смешивается “глас рассудка с блеском легкой болтовни” (Бомарше), а с другой стороны, высоко ставили чувствительность, эмоциональность, не стеснялись слез. Разнообразие идей, представлений, настроений эпохи отразилось в ее основных стилях и направлениях. Главным из них являются классицизм, рококо и сентиментализм.

Классицизм XVIII столетия по-прежнему стремится развивать идеи “правильного искусства”, старается добиться ясности языка и стройности композиции. Упорядочивая действительность в художественных образах, классицизм интересуется прежде всего нравственными проблемами гражданской жизни. Напротив, литература рококо (это слово образовано от фр. наименования морской раковины – рокайль) обращена к частной жизни человека, его психологии, проявляет гуманную снисходительность к его слабостям, ищет легкости, непринужденности и изящества художественного языка, предпочитает остроумно-иронический тон повествования. Сентиментализм делает акцент на изображении чувств человека, его эмоциональной жизни, уповает на искренность и сочувствие, утверждает превосходство “сердца” над “умом”, в конце концов противопоставляет рассудочности чувствительность. В зависимости от этого складывается и система жанров каждого из направлений: так, классицизм особенно прочно удерживается в “высоких” жанрах – трагедии, эпопее; рококо предпочитает любовно-психологическую комедию, сентиментализм развивается в новом “смешанном” жанре драмы. Но во всех направлениях на первый план выходят разнообразные прозаические жанры – новелла, роман, философская повесть. Несмотря на то что в этот период развивается и поэзия – поэмы, элегии, эпиграммы, баллады, все же эпоха Просвещения заслужила репутацию “века прозы”. В отличие от предшествующего литературного этапа, когда основные художественные направления – барокко и классицизм – выразительно противостояли друг другу, эстетические течения XVIII в. часто смешиваются, переплетаются, образуют компромиссное единство. К тому же картина литературной жизни столетия усложняется и тем, что в нее вплетаются различные просветительские и непросветительские идейно-художественные устремления. Просветительское движение дало толчок развитию разнообразной публицистики, особое значение приобрели с начала XVIII в. газеты и журналы, многие писатели этой эпохи были одновременно журналистами или начинали свою деятельность как журналисты. Центральным явлением литературной жизни Просвещения были философская повесть и роман, прежде всего – роман воспитания. Именно в них просветительская тенденциозность, пафос преобразования человека, назидательность находят наиболее яркое выражение. Эпоха Просвещения была временем более тесного, чем раньше, общения и взаимодействия национальных литератур и культур. Результатом этого стало создание единой европейской, а затем и всемирной литературы. Знаменитыми стали слова великого немецкого просветителя Гете, подводящего итог культурного развития XVIII в.: “Сейчас мы вступаем в эпоху мировой литературы”.






Твір мені не подобається осінь.
Эпоха Просвещения