Добролюбов (1836-1886): Основатель реальной критики

Основатель реальной критики. Добролюбов вошел в историю общественной мысли и литературы как один из виднейших участников революционно-демократического движения. Пафос всей его деятельности заключался в сознании “великой роли. народных масс в экономии человеческих обществ”. Его критические статьи и рецензии имели не только чисто литературное значение. Они служили ответами на вопросы, выдвигаемые жизнью, были формой идеологической борьбы, воспитывали в молодых читателях борцов за революционное преобразование действительности. К.

Маркс и Ф. Энгельс высоко ценили деятельность Чернышевского и Добролюбова.

Они сравнивали русских критиков с Лессингом и Дидро, утверждая тем самым значение русской революционной демократии в истории мировой эстетической мысли. в статье “Начало демонстраций” писал, что “образованной и мыслящей России” дорог Добролюбов как. “писатель, страстно ненавидевший произвол и страстно ждавший народного восстания против “внутренних турок” – против самодержавного правительства”.

Добролюбов был основоположником реальной критики. Она давала возможность публицистического исследования действительности,

вела к осмыслению и социальному анализу изображенных в литературе общественных явлений, “к рассуждениям,- как писал критик,- о той среде, о жизни, о той эпохе, которая вызвала в писателе то или другое произведение”.

Будучи материалистом, Добролюбов вслед за Чернышевским исходил из положения, что действительность всегда выше искусства и что от художественного произведения требуется прежде всего верность “смыслу действительности”. Однако отсюда не следует делать вывод, что Добролюбов недооценивал роль литературы в общественной жизни. Он писал: “Если бы мы думали, что литература вообще ничего не может значить в народной жизни, то мы всякое писание считали бы бесполезным. Но мы убеждены, что при известной степени развития народа литература становится одною из сил, движущих общество…”. Передовые взгляды художника-творца способствуют наиболее глубокому и полному проникновению в суть чех жизненных явлений, которые отображаются в произведении. Однако на практике Добролюбову постоянно приходилось сталкиваться с более сложными ситуациями, когда декларативные заявле-ппи писателя противоречили объективному смыслу создаваемых им творений. Поэтому критик-демократ специально останавливался на проблеме, имеющей большое теоретическое и практическое значение. Речь идет о сложном, диалектическом соотношении мировоззрения писателя и его художественного творчества. Добролюбов утверждал, что при оценке того или иного произведения следует прежде всего исходить не из “отвлеченных рассуждений” писателя, не из его “деклараций” и “силлогизмов”. Ключ К характеристике таланта писателя, своеобразия его “взгляда на мир” следует искать “в живых образах, создаваемых им”.

Характерно, что эти вопросы Добролюбов поставил в статье “Темное царство” (859), посвященной Островскому. Вокруг раннего творчества драматурга разгорелась оживленная полемика, его произведения получали порою взаимоисключающие оценки. Добролюбову даже пришлось вступить в скрытую полемику с Чернышевским, который в рецензии 854 г., упрекая Островского за славянофильские тенденции, утверждал, что “ошибочное направление губит самый сильный талант”.

Таким образом, само по себе правдивое изображение действительности (не натуралистическое, разумеется, а “выясненное в сознании художника”) дает “реальной критике” достаточно оснований для выводов относительно тех жизненных условий, которые предопределили возникновение тех или иных конфликтов, характеров, типов. По этому принципу построены известные статьи Добролюбова о Гончарове (“Что такое обломовщина”), Островском (“Темное царство” и “Луч света в темном царстве”), Тургеневе (“Когда же придет настоящий день?”), Достоевском (“Забитые люди”).

Добролюбов развивал те тенденции, которые были намечены в последних статьях Белинского, прямо связывая народность литерала туры с отображением общественных интересов. Критик сожалел, что “между десятками литературных партий! почти никогда нет партии народа в литературе”. И пусть наше сегодняшнее понятие партия отличается от того значения которое придавал этому термину Добролюбов, слово все же было произнесено.

Добролюбов глубоко осознавал историческое значение дружбы русского и украинского народов, считая насущной необходимостью их совместные действия в борьбе с общим врагом. Поэтому любые попытки противопоставить два народа друг другу вызывали с его стороны самый горячий протест. Он учил своих читателей различать реакционные мероприятия царского правительства, ведущие к национальной розни, и неизменное стремление русского общества к братскому единству с украинским народом.

В статье “Черты для характеристики русского простонародья” Добролюбов писал: “У нас нет причин разъединения с малорусским народом… Если сами малороссы не совсем доверяют нам, так этому виной такие исторические обстоятельства, в которых участвовала административная часть русского общества, а уж никак не народ”.

В небольшой рецензии о Шевченко Добролюбов поставил важнейшие проблемы, чрезвычайно важные для развития украинской демократической литературы: соотношение народной поэзии и литературы, роль русского литературного языка в развитии литературного языка украинского народа и т. д. О Шевченко критик-революционер писал: “Он – поэт совершенно народный, такой, никого мы не можем указать у себя. Даже Кольцов нейдет с ним и сравнение… весь круг его дум и сочувствий находится в совершенном соответствии со смыслом и строем народной жизни”. Эти соображения имеют важное значение не только как исключительно высокая оценка гениального автора “Кобзаря”, но и как теоретическое осмысление принципа народности в литературе. Особый интерес приобретает положительный отзыв Добролюбова о поэме “Гайдамаки”. В свое время Белинский отрицательно отнесся к этому произведению. Добролюбов же подошел к поэме более объективно, увидев в ней верное воспроизведение народного характера, основанное на традициях украинского фольклора.

Принципы литературно-критической деятельности Добролюбова оказались очень важными для выдающихся представителей украинской демократической литературы второй половины XIX в. Так, И. Я. Франко хорошо знал статьи Добролюбова и в своих работах, посвященных творчеству великих русских писателей, не однажды высказывал суждения, близкие к мыслям русского критика. Замечательное исследование Франко о Шевченко не случайно, называется “Темное царство”. Объясняя выбор такого названия, Франко ссылался на известную статью Добролюбова, называя ее! “лучшей работой самого выдающегося русского критика”.






Твір роздум дружба найцінніший скарб.
Добролюбов (1836-1886): Основатель реальной критики