Антитеза в “Войне и мире”. Моральный оптимизм Толстого

В своем видении истории Толстой в значительной мере зависел от многовековых традиций русской литературы в изображении нашествия врагов, войн, подвигов полководцев и простых ратников.

Самым ярким его произведением за все его творчество стал роман ” Война и мир “, в котором автор изображает разные судьбы людей, их отношения друг к другу, чувства, переживания, а также и их внутренний мир, душевное богатство.

Роман-эпопея “Война и мир” был написан в 1869 году, работа над ним продол-жалась в течение шести лет. Л. Н. Толстой рассказывает

о начале века, о войне с Наполеоном Бонапартом, о храбрости русских людей, а также о том, что война, разрушая жизни и судьбы людей, не способна заставить их изменить свой образ жизни и образ мыслей. Главное, на чем построена вся композиция романа, – это прием антитезы, противопоставление добра злу, справедливости – лжи, живого – мертвому. Пожалуй, самыми “полярными” героями здесь являются две великие исторические личности – Наполеон Бонапарт и Михаил Илларионович Кутузов.

Стоит заметить, что в “Войне и мир” не точно изображены оба полководца, в их портретах (не столько внешних, сколько психологических)

видна пристрастность суждений автора. Еще в самом начале явно прослеживается недоброжелательное отношение Толстого к Наполеону и симпатия к российскому главнокомандующему. В течение всего романа Толстбй возмущается ролью, отведенной аналитиками тех лет Наполеону. Бонапарта считают великим полководцем, а между тем, пишет Толстой, всему причиной стечения многочисленных обстоятельств, а не воля одного человека. Иначе как могла французская армия, руководимая “великим” Бонапартом, пройти через всю Европу и, войдя в Россию и захватив Москву, проиграть войну? Как Кутузов, потерявший половину войска и отдавший неприятелю Москву, в конечном итоге одержал победу? На эти вопросы есть еще один ответ, помимо стечения обстоятельств: отношения полководцев к этой войне.

Мечта Наполеона захватить Россию роднит его в “Войне и мире” с завоевателями русских воинских повестей, а заодно и лубочными картинками. Завоеватель мечтает легко захватить город, страну, богатую добычу. Но для победы, считает Толстой, нужна моральная правота.

Для Наполеона вся эта кампания была просто игрой, “игрой в солдатики”. Он, важная, влиятельная особа, только отдавал распоряжения, он просто “играл”. Перед Бородинским сражением Толстой иронично замечает: “шахматы расставлены, игра началась”.

Совсем иначе все обстоит с Кутузовым. Он “знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего…, а та неуловимая сила, называемая духом войска”; “не делал никаких распоряжений, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему”. Кутузов – умудренный опытом полководец, и мудрость его сводилась к простой аксиоме, выведенной Толстым: “Нет величия там, где нет простоты, добра и правды”. У Наполеона была своя правда, верная для него, а у Кутузова – правда всего русского народа.

За эту близость к народу Кутузова любили солдаты. И фельдмаршал любил этих людей, был с ними прост и по-стариковски нежен. Французские солдаты, возможно, боготворили Наполеона, но не потому, что он был им “отцом” или “братом”, а потому, что был создан культ личности Наполеона.

Лучше всего отношение к армии обоих полководцев можно определить во время Бородинского сражения. Старик Кутузов, несмотря на то, что слаб, находится близко к самым горячим точкам сражения. Наполеон же наблюдает издалека в подзорную трубу за ходом сражения. Он победил, но справедливо заметил: “Еще одна такая победа, и я останусь без армии”. Но победил он только численно; нравственная победа осталась за русскими: наполовину “растаявшее” войско еще не сдавало свои позиции. Однако Кутузов принял решение оставить Москву: он знал, что солдаты будут драться до последнего, но это было бы напрасной жертвой, потому что с потерей армии Россия была обречена. Почти все приближенные Кутузова были против этого, но властью главнокомандующего было принято окончательное решение, не угодное свету и людям высших чинов, но спасительное для России, народа.

По Лихачеву, исторические воззрения писателя зиждутся на моральном оптимизме; в Толстом сильно сознание того, что правда всегда торжествует над силой, ибо нравственная правда сильнее любой грубой силы.

Именно эта философия лежит и в основе исторического изображения событий нашествия Наполеона и, в конечном счете, его изгнания. Ее не было и не могло быть ни в одной из работ по философии истории, которые читал Толстой, где законы истории едины для всех – нападающих и обороняющихся.

Толстой был убежден, что историю творит не отдельная личность, а миллионы людей. По Толстому, истинное величие человека – в близости к народу, простоте, добре и правде, что он и показал на примере Кутузова.






Білий кінь шептало характеристика образу.
Антитеза в “Войне и мире”. Моральный оптимизм Толстого