27 января 1944 года – день снятия блокады в Ленинграде

Год назад я потерял очень близкого и дорогого мне человека. Сейчас остались только фотографии, на которых изображена моя прабабушка. Я очень часто вспоминаю ее и думаю о тех минутах, которые проводили мы вместе.

Прабабушка часто рассказывала мне о самых тяжелых днях в своей жизни, о блокаде в Ленинграде.

27 января 1944 года – день снятия блокады в Ленинграде. Этот день останется в памяти многих ленинградцев. Люди плакали от радости, так как их город выжил, выстоял, победил. Моя прабабушка, Рассохина Екатерина Петровна, всю блокаду прожила

в Ленинграде. Она рассказывала мне о суровые днях блокады, о холоде, голоде и маленьком кусочке хлеба.

Прабабушка родилась в Псковской области, в Куньинском районе, в деревне Шутово. У прабабушки было две сестры и восемь братьев. Когда прабабушке было шесть лет, у нее умер отец. Семья жила очень бедно, особенно после смерти отца. Старшая сестра прабабушки жила в то время в Ленинграде. Прабабушку она очень любила, поэтому взяла свою младшую сестру с собой в Ленинград, чтобы прабабушка не умерла от голода.

В 1941 году началась Великая Отечественная война. Прабабушке было всего пятнадцать лет. Всю войну она прожила в Ленинграде.

900

дней и 900 ночей находился Ленинград в блокаде. Фашисты так окружили Ленинград, что из города нельзя было ни выехать, ни приехать. Все пути к нему на суше были захвачены фашистами. В дни войны люди создали Дорогу жизни, которая шла по воде, через реку Волхов, Ладожское озеро и реку Неву.

Моя прабабушка очень часто вспоминала, как трудно жилось в блокадном Ленинграде. В дни блокады прабабушка жила на шоссе Революции в доме номер пять у своей сестры. У сестры было трое маленьких детей, а муж ушел на фронт. Когда прабабушке исполнилось шестнадцать лет, она получила паспорт и устроилась на работу. Сначала она работала в свинарнике, кормила маленьких поросят. Потом работала семь месяцев на оборонных работах. Также она работала дояркой, а в 1945 году в поселке Сусанино – на лошадях. Прабабушка рассказывала мне, что самой суровой была зима 1942 года. Было очень холодно, мороз достигал сорока градусов. Дров не было, печку-буржуйку топить было нечем, поэтому ломали последнюю мебель. Прабабушка говорила, что в блокаду они ели дуранду (остатки от переработанного подсолнечника), оладьи из лебеды, корни различных растений. Иногда варили картошку в мундире, но каждому из их семьи доставалось только по картошине. Очень часто пили горячую воду, чтобы согреться и не чувствовать голода. Хлеба давали всего 125 грамм на человека в день. Хлеб был черным, как земля. В нем было больше опилок, чем муки. Он был невкусным и черствым, но никто даже не замечал этого. Прабабушка вспоминала, что некоторые люди в блокаду ели кошек и собак. Потом, когда собак и кошек уже не стало, ели даже людей. Один раз за прабабушкой гнался один мужчина, но она убежала от него. Покойников в годы блокады возили на санях на кладбище. Зимой все сараи и церкви были заполнены покойниками. Прабабушка говорила, что они лежали, как палки, до самого верха сарая и церкви. Но она их не боялась. Прабабушка осталась жива, ее не сломили суровые годы блокады, но после войны у моей прабабушки выпали все зубы.

Сейчас прабабушки уже нет, но она останется в моей памяти и в сердце.






Образ рафаловича перехресні стежки.
27 января 1944 года – день снятия блокады в Ленинграде